Знакомьтесь: Виталий Барковский – главный режиссёр Смоленского государственного драматического театра имени А.С. Грибоедова, до этого долгое время был художественным руководителем Национального академического драматического театра имени Я. Коласа в Витебске.

Помимо этого Виталий Михайлович – заслуженный деятель искусств Республики Беларусь, лауреат премии “За духовное возрождение”, обладатель медали лондонского монетного двора “Человек 21-го столетия”, победитель и лауреат около 40 международных и отечественных фестивалей. Поставил около сотни спектаклей на сценах различных театров.

Как только Виталий Барковский возглавил труппу в Витебске, театр расширил не только эстетические рамки, но и географические границы своих гастрольных и фестивальных странствий.

Впервые в течение всей своей истории коллектив побывал в Польше, Франции, Италии, США. То же произошло и в Смоленске: Великобритания, Франция, Польша, Швеция, не говоря уже о регионах России. За это время его работы получили четыре Гран-при, а он сам – приз за режиссуру.

– Виталий Михайлович, как давно Вы в Смоленске и как Вы здесь очутились?

– В Смоленске я уже восьмой сезон, договорённость на 10 сезонов. А «виной» тому стал спектакль «Nach Hause» или «Домой», который я поставил в Витебске в 2008 году. В том же году он взял Гран-при I Международного театрального фестиваля «Смоленский ковчег», который проводит биеннале Смоленский государственный драматический театр им. А.С. Грибоедова. Там меня и приметила директор театра Людмила Судовская и пригласила, когда возникла необходимость.

– Скажите, какие Вы видите различия двух театров?

– Это складывается из суммы каких-то впечатлений и моментов эстетического зрительского воспитания. Именно зрители нас ориентируют на то, что со сцены будет услышано. Мы не можем завысить планку, потому что это может быть не принято аудиторией.

Когда я только пришёл сюда и ставил вещи, которые в Витебске проходили с большим вниманием и были востребованы больше, чем простые, смоленской публике они оказались непонятны. Пришлось ставить спектакли удобные, понятные. Хотя иногда пытаюсь делать что-нибудь в своей эстетике. Например, «Горе от ума», получилась некая трагедия России.

Сейчас очень сильное влияние на людей оказывает массовая культура. Она рассчитана на то, чтобы воздействовать на эмоции, звериные эмоции, заложенные в нас генетически, а не на чувства. А чувства – это вещь, прошедшая через эмоции и окультуренная миром разумным.

Витебский зритель более подготовленный. Он воспитан на ежегодных фестивалях современной хореографии, музыкальном им. Соллертинского, Шагаловских пленэрах. На них выросло целое поколение людей, посвящённых в непопулярное искусство.

Вернусь к фестивалю современной хореографии. Не каждый его понимает и воспринимает. Есть определённые классические произведения со сложившейся партитурой, а Евгений Панфилов, прежде всего, разрушил эти стереотипы. И меня это очаровало. Это прорыв в другое пространство и смысла, и интеллекта.

Я всю жизнь пытался этим заниматься, потому что меня никогда не интересовало, полный зал или нет. Хорошо известно, что полный зал на простых комедиях. Но если заниматься только этим, то можно превратиться в обслугу.

– То есть Вы считаете, что театр, прежде всего, должен воспитывать?

– Конечно! Комедия, шоу нужны для отдыха, расслабления после тяжёлых будней, но в небольших дозах. А в целом театр должен воспитывать, образовывать своей сложнейшей партитурой взаимоотношений человека с человеком и человека с огромным пространством.

Искусство должно быть дотировано и не должно приносить прибыль. В театр, как и в церковь, приходят немногие и их плата – это своеобразное пожертвование. Наши проповеди – спектакли, направленные на воспитание духа. И если благодаря нашей работе человек становится лучше, культурнее, думаешь «Ну, слава Богу!».

– Что ещё из последнего Вы поставили в Смоленске?

– Драматург Леон Агулянский написал пьесу «Видеть надо душой». По ней я поставил спектакль «Бабушкин сон» и попытался усилить воздействие не через текст, диалоги, а музыкой БИ-2. И зритель слышит, всё что нужно, приходит и благодарит.

Сделал спектакль «Как боги» по пьесе Юрия Полякова, который писал комедии, а здесь разразился серьёзным исследованием по поводу будущего: если у нас не будет молодёжи, то конец России. Сейчас рожает то поколение, которое появилось во время перестройки и развивалось, как придётся. Они уже осознали эту катастрофу, но донца ещё не пришли к смирению. Пытаются научиться жить разумно, довольствуясь тем, что есть. Порой мы требуем, ничего не отдавая взамен. Это история о поиске идеалов и жизненных ориентиров.

Всё это влияет и на театр, как на Грибоедовский в Смоленске, так и на Коласовский в Витебске. Но есть надежда на молодёжь. В Витебске – Нина Обухова, Ирина Тишкевич, Елена Ганум, которая сейчас работает в Купаловском театре в Минске. Когда-то я набирал их молодыми девочками в актёры, а сейчас с ними случился какой-то перелом и они сами ставят спектакли.

Чем больше новичков набираешь, тем больше вероятность, что 2-3 человека, а может и больше, понесут знамя победы. Я веду курс в Смоленском институте искусств. К сожалению, в актёры сейчас идут очень мало, особенно мужчины. Но я перетянул в Смоленск ребят из Коласовского театра – Гапеева, Деюна, Ракицкого, Кащаева. И если будет возможность, ещё буду приглашать.

Смоленск и Витебск всегда были рядом, это же приграничье. Между нами нет никакой разницы, мы как братья и сёстры. Сейчас витебские ребята вносят не только большой вклад в культуру Смоленска, но также, я считаю, и во взаимопонимание народов, общаясь, так или иначе, с людьми по обе стороны границы.

Есть в театре ещё один белорус – Юхневич, но он уже давно в России. Талантливый очень парень. Я дал ему возможность показать поэтический спектакль, который он сделал в университете. И ещё один актёр поставил спектакль. В общем, тому, кто желает проявить себя в режиссуре, даю эту возможность. Одного актёра отправлял в Москву учиться и вот сейчас он уже режиссёр Камерного театра в Смоленске. Одна студентка из Ростова, сейчас она на 4 курсе, в прошлом году поставила очень приличную сказку. И на камерной сцене в прошлом году поставила симпатичный спектакль «Любить нельзя помиловать».

– Есть ли в Смоленске фестиваль школьных театров, как в Витебске, чтобы можно было приметить кого-то для театра?

– Есть, но там участвует очень мало школ. И хорошие ребята, к сожалению, все едут поступать в Москву, там и в кино легче пробиться.

Сейчас у меня три парня актёра и пять девочек на курсе. Молодёжь нужна очень! Я думаю, что наберу ещё один курс, только отбирать буду заранее, года два.

– Чего, с Вашей точки зрения, не хватает Смоленску?

– В Смоленске нужно проводить больше фестивалей не только театральных, но и балетных, причём это должна быть не только классика. Мне кажется, что это необходимо, чтобы пробудить хотя бы у некоторых людей желание быть культурным человеком с большой буквы.

Елена АЛИМОВА, фото автора


Поделиться:

Контакты

Мы вконтакте
Мы в Одноклассниках
Мы в Facebook
Мы в Twitter
Мы в LiveJournal
Мы в Google+
Мы в Instagramm