Есть ли перспективы у «союзного шенгена»? Нужно ли в России и Беларуси подгонять пенсионный возраст под одну планку? Какие вопросы решаются без Президентов? Об этом Государственный секретарь Союзного государства рассказал в интервью главному редактору «Комсомольской правды» Владимиру Сунгоркину.
 
ДВЕ СТРАНЫ - ОДИН ДОМ
 
- Когда в июне в Беларуси проходил Высший Госсовет Союзного государства, возникла интересная ситуация. Все высшее руководство России уехало в Минск. Толмачи-политологи стали гадать: а кто в России по Конституции был за главного?
 
- Могу только предполагать. Но поскольку это Союзное государство, то можно сказать, что были дома. (Смеется.)
 
- Большое значение придавалось встрече, раз туда уехали главы обеих Палат Парламента, и Президент, и Глава Правительства. Какие главные итоги?
 
- На Высшем Госсовете рассматривают вопросы, связанные со стратегией: программы совместных действий в области внешней политики, бюджетные вопросы. Приняты приоритетные направления развития Союзного государства на 2018 - 2022 годы.
 
Для меня крайне важно, что принято решение об учреждении с 2019 года премии Союзного государства в области науки и техники. Всего три награды по пять миллионов рублей. Пользуясь случаем, призываю номинироваться.
 
- Встречаются руководители государств. Торжественно, красиво, мир, дружба, совместная политика. Обычный житель России или Беларуси смотрит и думает: а как меня это коснется?
 
- Не все решения, которые принимаются в рамках Союзного государства, требуют президентского уровня. Многие моменты, которые касаются непосредственно людей, прорабатываются на уровне вице-премьеров. Мы (а это министерства, ведомства, эксперты с той и с другой стороны, я как участник этого процесса) поднимаем и помогаем закрыть ряд вопросов.
 
Вот возникла проблема с водительскими правами. Приняли нормативно-правовой акт, который потребовал от всех, кто работает в РФ, сменить права на российские. Но он вступил в противоречие с целой серией существующих соглашений о равных правах белорусов и россиян на территории друг друга. 
 
В той части, которая касается поступления на работу, четко указано, что действуют документы, выданные у себя на родине.
 
Мы обратили внимание наших ведомств на это противоречие. Чтобы рассмотрели вопрос и внесли изменения в этот законодательный акт, чтобы он не касался граждан Беларуси. Для этого не надо было собирать ни президентов, ни премьеров. Это было сделано в рабочем порядке.
 
Таких вещей много. Сейчас неплохо уравнены права в получении скорой и обычной медицинской помощи. Помощи лицам, постоянно работающим в России, и соответственно в Беларуси для россиян. Встал вопрос: а как быть с материнским капиталом для тех, кто постоянно работает на территории друг друга? Решаем.
 
Реагируем на письма. Вот пример из жизни: у студента из Беларуси, обучающегося в РФ, уходит из жизни родитель, который его поддерживал. Для россиян в таких случаях существует форма материальной поддержки. Может ли она распространяться на белорусов? Работаем над тем, чтобы распространялась. Также и в Беларуси для россиян.
 
КОМПРОМИСС НА БЕЗВИЗ
 
- Когда создавали Союзное государство, была идея, что у нас будут максимально синхронизированные законы, единые управляющие органы, общие деньги. За это время Евросоюз, создав евро, показал, что ничего страшного нет - ввели общую валюту, смогли всех объединить. Два десятка стран сумели, а мы нет. Почему так получилось, что две стороны не договорились?
 
- Видимо, нет такой жизненной потребности. Либо она еще не назрела. На последнем союзном Совете министров приводились цифры. Фактически на 85 процентов мы торгуем в российских рублях. Красиво, конечно, единая валюта. Но ведь практическая целесообразность должна быть.
 
Как, скажем, в том же соглашении о взаимном признании виз. Это назрело. По-другому нельзя, если мы хотим сохранить границу открытой. Если мы этого не сделаем, все время будет возникать напряжение.
 
- Взаимное признание виз в наше время больше техническая история: мы передаем в Беларусь список тех, кому не хотим визы давать, в ответ получаем другой список. Он суммируется. И дальше некие правила. В итоге приближаемся к запуску «безвиза»?
 
- Приближаемся. Вопрос со списками не вызывает ни у кого вопросов. Если обращается человек в Беларуси, включенный в список нежелательных виз в РФ, тогда ему выдается виза, где будет отметка: «без права въезда в РФ». Это правило, которое существует и в Шенгене. Есть списки «нежелательных», общие для всего Евросоюза. Но если какая-та страна считает нужным кого-то к себе пригласить, она вправе выдать не шенгенскую, а национальную визу, без разрешения выезжать в другие страны. Это может быть политический деятель, представитель бизнеса, культуры.
 
- А дальше все равно тупик. Он приезжает в Москву, а границы общей нет. Он нарушитель.
 
- Этот вопрос я изучил во всех ипостасях. Происходит то же, что и с товаром в Таможенном союзе. Продукт, произведенный в третьей стране, пересекает таможенную границу и сразу попадает в свободное обращение на всей территории. С людьми то же самое.
 
Допустим, вы хотите поехать в Италию, но считаетесь нежелательной персоной в Шенгене. А Италия считает необходимым вас к себе пригласить и поэтому, исходя из презумпции вашей порядочности, дает национальную визу.
 
Вы можете сесть в машину и выехать в другую страну. Но вы там не сможете остановиться в отеле. Зато можете угодить в аварию или попасться на обычной проверке документов, где увидят, что вы нарушитель. Со всеми вытекающими последствиями. Выводы могут быть самые разные в зависимости от законодательства. И эта система работает.
Условия равные или разные?
 
- Главный вопрос, который сейчас занимает умы в России - пенсионная реформа. В Беларуси она началась год назад. Было три варианта. В результате Александр Лукашенко выбрал один. Идет ли речь о синхронизации цифр выхода на заслуженный отдых в наших странах?
 
- Это суверенное право каждой страны. Есть вещи, которые мы обязаны синхронизировать, иначе мы не можем взаимодействовать, и есть - которые абсолютно не обязаны. Ведь даже в рамках РФ некоторые регионы имеют отличия в местном законодательстве. Например, социальная поддержка учителей, врачей, пенсионеров помимо общефедеральной. Все знают, что в Москве доплачивают этим категориям из городского бюджета.
 
И в России, и в Беларуси есть много сфер деятельности, где мы к единообразию не стремимся. Поскольку это не влияет на систему взаимоотношений. Условия, цены разные и так далее. В пенсионном деле важно, чтобы человек, проработавший в России, переехавший в Беларусь, имел возможность там получать российскую пенсию. И наоборот. Вопрос синхронизации не стоит.
 
- Тогда и связисты могут сослаться на разные условия. Вот и вопрос: почему роуминг не отменили? Как здесь с синхронизацией?
 
- Роуминг касается интересов и тех, и других. Ты переезжаешь на территорию РБ и не можешь связаться с абонентом в РФ по той же цене, что и здесь. Разница в стоимости очень большая. Мы часто ориентируемся на то, о чем нам пишут люди. Именно они поставили этот вопрос. Он прозвучал на Форуме регионов, который наши парламенты проводят который год. Постановку задачи подтвердили наши президенты.
 
Озадачены министерства связи. Оказалось, все не так просто. Первое противоречие - между желанием потребителя как можно по более низкой цене получить услугу и желанием производителя как можно дороже ее продать. Нельзя ущемлять права потребителя и нельзя обрушить бизнес. Нужно найти золотую середину.
 
Второе - разные цены у хозяйствующих субъектов в РБ и РФ. Естественно, это задевает их экономические интересы. Надо стыковать.
Стратегического партнера - в приоритет
 
- У нас в России к белорусским продуктам есть доверие, что бы там ни говорили в «Россельхознадзоре». Есть магазины белорусских продуктов, куда люди охотно ходят. Но периодически опускается занавес, приходит бумага, как что-то нашли в масле, молоке, мясе.
 
В то же время мы знаем, что многие фермеры в России обижаются: я вот предлагаю свои продукты по определенной цене. У Костромского, Ивановского, Владимирского поставщика их сеть не берет, якобы потому что белорусы дешевле поставляют.
 
Глазами журналистов этот процесс выглядит хаотично. В один день может прийти очередной циркуляр из «Россельхознадзора», где написано - продукция 15 заводов объявлена нон грата. Дальше - эффект домино. В магазинах говорят, лучше мы не будем связываться вообще с этим брест-литовским сыром, с этой барановической колбасой. Как сделать, чтобы у нас все было гармонично, наш отечественный фермер не шел с вилами на белорусскую продукцию, магазинные сети не страдали от этих ударов, а люди в конечном счете выигрывали?
 
- В вашем вопросе есть одно ключевое слово - хаотичность. Надо ее ликвидировать. Ввести системность, четкие правила игры на рынке. Не хочу сказать, что мы встречаем сопротивление. Но почему-то медленно движемся к вопросам утверждения четких правил поведения на рынке, связанном с торговлей сельхозпродукцией. Тем не менее сейчас уже существует понимание во всех органах власти, что сделать это необходимо.
 
В рамках Евразийского экономического сообщества прописаны все регламенты. Они предписывают, что мы должны сделать в случае обнаружения дефектов или подозрений на качество продуктов. Первое, вступить в консультации с соответствующими коллегами. Второе, должны усилить контроль за конкретным предприятием. Третье, повысить степень контроля. И только в-четвертых или в-пятых имеем право закрыть предприятие. А что у нас происходит? Сразу все закрывается, информация вбрасывается в информационное поле.
 
РФ не может в полной мере себя обеспечивать молочными продуктами. Производит молока меньше, чем потребляет население. Вынуждена импортировать в виде того же сухого молока. Нуждается в этом продукте. Зачем же его останавливать?
 
- Нуждается - мягко сказано. У нас дефицит продукции на миллионы тонн, которую все равно закупаем в Корее, Иране… А можно в Беларуси.
 
- Совершенно верно. Если Беларусь - стратегический партнер, надо эти предпочтения делать. Постоянный Комитет, как орган Союзного государства, стоял в стороне от этой темы, потому что все технические регламенты определены Евразийским экономическим союзом, есть Евразийский суд. Считали, что если там все определено, они знают, как действовать. К сожалению, практика показала, что сейчас система не работает в той мере, в которой требуют наши двусторонние отношения. Поэтому мы активно включились в процесс. Работаем вместе с Министерством сельского хозяйства, вице-премьерами, правительством.
 
- Наблюдаю долгое время все эти процессы. В один день приходит циркуляр, что белорусским предприятиям запрещено поставлять продукцию в РФ. Потом все попадает на разбор суда или специалистов по пробиркам. Все это выходит на политический уровень. Не успеваем оглянуться, идут жесткие заявления. Потом встречаются два президента. Выходят на камеры и говорят: «Мы договорились». Мысленно все причастные вытирают пот с лица: «А насколько же мы договорились на этот раз?» Когда ждать следующую волну - через год или через восемь месяцев? Как разорвать этот заколдованный круг?
 
- Это не президентский уровень решений. Даже не правительственный, а межведомственный, экспертный. Во всяком случае, в любом спорном вопросе существует система арбитража. Если есть подозрение, что продукт не соответствует неким стандартам, должна быть какая-то сертифицированная лаборатория, куда его отправляют. Там сидят специалисты и России, и Беларуси. Они смотрят в пробирочку и говорят: «Нет, ребята, вы не правы, здесь все нормально». Или наоборот: «Здесь проблемы, исправьте». И все.
 
Это не должно быть предметом политических разборок. Понимание того, что тут предпринять, существует. Но между пониманием и реализацией иногда короткий период, иногда длинный.
В полярную ночь сосед сможет помочь
 
- Григорий Алексеевич, вы собираетесь в Арктику. Какое отношение это имеет к Союзному государству?
 
- Покажем регион, который не так известен, как другие приграничные. Собираемся посетить Мурманск, побывать в Арктическом госуниверситете. Будут представители российско-белорусских СМИ. РФ сейчас уделяет большое внимание вопросам освоения Арктики. Есть ряд технологий, которые могут быть применимы в том числе и у соседей, или в совместных проектах.
 
Например, в советское время в РБ разрабатывались так называемые малые атомные электростанции. Эта технология может быть востребована в тех районах, куда трудно завозить уголь, газ и нефтепродукты.
 
- Там до сих пор существует АЭС в Билибино, которая носит имя «Комсомольской правды». Маленькие плавучие станции на кораблях - перспективная вещь. Атомные - вообще идеальны, ведь горючего зимой туда не навозишься.
 
- Есть и другие примеры. Был у меня представитель одного предприятия, который занимается одеждой белорусского пошива. Он прорабатывает вопрос создания специальной обуви для полярников и тех, кто работает в условиях вечной мерзлоты. Некоторые из наших программ как раз посвящены созданию новых материалов. Надо посмотреть, как в арктических условиях эти материалы могут быть использованы.
 
- Сейчас этот рынок отдан Западу. Это очень дорого. Ясно, что белорусы смогут сделать то же самое гораздо дешевле.
 
- Причем предложение было создать совместное предприятие, не просто белорусское. С использованием белорусского опыта. Плюс российские наработки.
 
- С благодарностью встретят. В холоде миллионы людей работают на севере, в Сибири, на Дальнем Востоке.
 
Источник: Официальный сайт Постоянного Комитета Союзного государства

 


Поделиться:
Союзное государство Рапота постоянный комитет союзного государтва

Контакты

Мы вконтакте
Мы в Одноклассниках
Мы в Facebook
Мы в Twitter
Мы в LiveJournal
Мы в Google+
Мы в Instagramm