Здравствуйте, Александр Павлович! Как известно, с 10 по 20 сентября в Варшаве проходит ежегоднаяконференция БДИПЧ ОБСЕ с участием официальных делегаций государств-членов организации и неправительственных структур.

Вы уже второй раз представляете белорусскую сторону в качестве эксперта, а  Ваш доклад был одним из самых ярких и не остался незамеченным международным сообществом. 

 В этот раз особенно обращает на себя внимание активное обсуждение украинского вопроса, которое инициируется не столько зарубежными делегациями, сколько общественными активистами из самой Украины. Панели, посвященные правам человека, свободе слова, законности, порой напоминали дискуссии в украинском парламенте как по накалу, так и по содержанию.

И чем характеризовались эти обсуждения?

 В первую очередь я лично сделал вывод о том, что на Украине возникает мощное правозащитное движение, которое я бы назвал диссидентским. Это движение не имеет ничего общего с восстанием на Донбассе или пророссийским движением в Крыму, никак не связано с Москвой или Западом вообще. Это чисто внутриукраинский феномен, связанный с особенностями политического режима в Киеве.

Что Вы имеете в виду под "особенностями политического режима"? 

Прежде всего, специфическую культуру политического поведения, которая сложилась на Украине после государственного переворота в 2014 году. Характерной чертой этой культуры является принятие идеологии радикального украинского национализма в качестве базовой ценности. Все, кто отказывается это делать, оказываются в положении нерукопожатых, в обстановке постоянного полицейского давления со стороны государства и под угрозой прямого физического насилия со стороны ручных националистических группировок, деятельность которых негласно поощряется и координируется спецслужбами. 

То есть речь идёт о подавлении инакомыслия?

Именно так. И в этой ситуации украинское государство действует очень грубо. Количество людей, избитых "штурмовиками"- экстремистами, арестованных по надуманным обвинениям в "сепаратизме", исчисляется сотнями. Многие пострадавшие - представители творческой интеллигенции и, естественно, те, кого не удалось запугать, будут информировать международное сообщество о своем опыте соприкосновения с украинскими специальными службами. Их положение наглядно иллюстрируют дела журналистов Васильца и Коцабы, которых СБУ обвиняла в преступлениях против государства, однако не сумела предоставить никаких доказательств даже в условиях крайне зависимого украинского правосудия. Тем не менее, по шитым белыми нитками подозрениям Василец провел в тюрьме 2 года и 3 месяца, а Коцаба 524 дня. Оба этих журналиста были на конференции БДИПЧ ОБСЕ в Варшаве, и присутствующие имели возможность ознакомиться с их историями из первых уст. Представляется, что количество людей, пострадавших от деятельности украинских органов власти, уже достигает критического числа, поэтому я склонен прогнозировать Украине проблемы с имиджем на международной арене, в том числе в странах Запада. 

А какие темы Вы лично затрагивали в своих выступлениях?

 Я обратил внимание присутствующих на угрозы безопасности журналистам. В частности, в 2017 году было убито 82 журналиста, в том числе 13 в зоне ответственности ОБСЕ. С начала украинского конфликта в этой стране погибли 14 журналистов, и в большинстве случаев преступники до сих пор не найдены.

Кроме того, в обстановке информационной войны работники прессы нередко используются в сомнительных операциях, что вынуждает разные страны принимать законодательные нормы в направлении ограничения свободы слова. При этом стоит напомнить, что "закон об иностранных агентах", за который так много критикуют Россию, является зеркальной копией аналогичного закона в США. Также вызывает серьезные сомнения соответствие стран Запада роли арбитра, которую они пытаются на себя примерить. Во многих случаях западные государства действуют аналогично, а в некоторых случаях ещё и жёстче, чем постсоветские страны. Например, российский диссидент – художник Павленский – бежал в поисках "свободы" из России во Францию, но вместо российской тюрьмы оказался во французской. Моего коллегу, редактора литовского интернет-ресурса "Социалистический Фронт" Гедрюса Гарабаускаса с 2015 года в судебном порядке преследуют власти Литовской Республики по причине того, что нашли в его личных вещах прокламации антинатовского содержания.

А как обстоят дела со свободой слова в Беларуси?

В своем выступлении, характеризуя ситуацию в Беларуси, я отметил, что в последние два десятилетия в нашей стране не погибали насильственной смертью журналисты, в настоящее время в местах лишения свободы нет ни одного работника прессы, в последние годы международные мониторинговые центры не фиксируют фактов нападений и насилия в отношении работников СМИ. С учётом того, что нашей стране всего 26 лет и не так давно Беларусь была частью Советского Союза, где не было развитой конкурентной информационной среды, это можно назвать достижением. При этом в Беларуси, как и в любой другой стране, есть некоторые проблемы со свободой слова. Однако многие из озвученных на конференции представителями белорусской оппозиции и членами делегации США критических замечаний, мягко говоря, не объективны, нуждаются в детальном освещении, разбирательстве и оценке.

А в другом своем выступлении Вы обратили внимание на опасность распространения экстремистских идей из Украины на Беларусь и другие страны Восточной Европы. Что Вы имели в виду?

Я не только говорил об опасности распространения экстремизма из Украины, где неонацистские группировки, например, "Азов" сумели создать вооруженные формирования и интегрировать в систему украинских правоохранительных органов и Вооруженных Сил. При этом эти структуры ведут активную агитационную и вербовочную работу по привлечению в свои ряды иностранцев. На определенном этапе до 20% рекрутов в "Азове" составляли граждане России и Беларуси.

И в этой связи интересно, что для агитации на белорусском направлении "азовцы" используют возможности информационных ресурсов, находящихся на 100% финансировании "демократических правительств" - Польши, США, Великобритании. В первую очередь, речь идёт о телеканале "Белсат" и сайте "Хартия 97", где систематически публикуются интервью с так называемыми белорусским "добровольцами" из "Азова", для которых создаётся романтических образ борцов за свободу. Пользуясь трибуной ОБСЕ, я напомнил, что "Азов" – это банальные нацисты, которые объявляют себя идейно-политическими наследниками украинских коллаборационистов времён Второй мировой войны и чей символ "Волчий Крюк" в свое время был эмблемой дивизии СС "Дас Райх". Соответственно я потребовал от западных правительств прекратить финансирование пропаганды нацизма, а от правительства Украины - очистить ряды сотрудников правоохранительных органов от лиц с нацистскими убеждениями.

Александр Павлович, от имени Агентства интеграционных инициатив благодарю Вас за столь откровенный разговор и смелые заявления, что, без сомнений, достоверно описывает истинные сложившиеся условия для значительной части российских и белорусских граждан.

 

Пресс-служба Агентства интеграционных инициатив

Фото: из личного архива Александра Шпаковского


Поделиться:
Александр Шпаковский актуальная концепция ОБСЕ БДИПЧ журналистика угрозы в журналистике Варшава информационные войны фейки в новостях

Контакты

Мы вконтакте
Мы в Одноклассниках
Мы в Facebook
Мы в Twitter
Мы в LiveJournal
Мы в Google+
Мы в Instagramm