Однажды ранним утром у меня зазвонил мобильный телефон. На экране светился незнакомый номер. Я взяла трубку, но говорить совершенно не хотелось, так как накануне вернулась из командировки и еще лежала в кровати.

– Доброе утро, Людмила Николаевна, – робко прозвучал в трубке мужской голос.

– Доброе…

– Это Вам звонит начальник поезда Белорусской железной дороги. Вы вчера путешествовали с нашей командой. Как Ваши дела? Как добрались до дома? Вы уже отдохнули? Я Вас не очень рано беспокою? – посыпались вопросы.

А я лежала и мечтала: «Хм, было б так всегда. Купил билет, проехал в поезде, вернулся домой, и после каждой поездки утром будет звонить сам начальник поезда. Cкажет, что помнит меня, поинтересуется моими делами, побеспокоится, как добралась до дома, и пожелает хорошего дня».

Но на этой мысли я резко вспомнила, что этой ночью в поезде со мной приключилось нечто нехорошее и из ряда вон выходящее, я тут же нырнула с головой под одеяло, и мне уже вовсе не хотелось, чтобы обо мне так часто беспокоились разного рода начальники.

– А как дела на работе? Как руководство? Не ругало? Дома переживали? – не унимался начальник поезда.

– Переживали, конечно. А руководитель меня и так каждый день ругает. Было бы неожиданным, если б наоборот – хвалили слишком часто! Спасибо. До свидания, – глухо отозвалась я из-под одеяла и повесила трубку.

И в голове, как ураганом, понеслись воспоминания о моих ночных приключениях. 

***

Одним осенним утром, 10 октября 2018 года, белорусский поезд замедлял свой путь, а в окна вагона настойчиво пробивался рассвет. И вот едва показались знакомые очертания строений минского железнодорожного вокзала. Я всматривалась вдаль, а в стекле лишь отражалось моё уставшее лицо. В голове роем проносились мысли одна за другой. Как же так? Как я могла? Хм, а только вчера говорила себе, наивная: странно, что из Ростова-на-Дону так легко и без приключений возвращаюсь домой. И еще засомневалась в московском аэропорту, что город теряет магию влияния на меня. Обычно ведь в Ростове-на-Дону со мной что-нибудь да случается. А тут добралась уже до Москвы, успокоилась, и что? Получила!? Нет, флюиды Ростова-на-Дону работают через все километры и измерения. Этот город –  моя судьба! 

Но внутренний голос заспорил: «Эта ситуация все равно вообще не обо мне! Такое со мной впервые! С другими такое вообще каждый день происходит! Теперь буду знать».

«Надо больше отдыхать! – снова возникло в моих мыслях. – Лучше посмотри в зеркало на свои глаза, ты от недосыпания и интенсива в проектных работах уже похожа на австралийскую панду. Давай, бери еще больше работы, и улетим в следующий раз в космос!»

Неожиданно мои мысли прервала проводница.

– Простите. Еще раз простите… Вот вам 51 белорусский рубль (*1683 российских рубля). И положила деньги на столик рядом со мной.

– Благодарю,– недовольно сквозь зубы процедила ей я и не поворачиваясь продолжала смотреть в окно на мелькающие постройки.

– Еще раз простите меня, – голос проводницы дрожал.

– Э-ээээ-ааа, – издали недвусмысленные звуки сидящие напротив две женщины, переглянулись между собой и полушепотом произнесли: «Интересно, это всем деньги положено?»

Через несколько секунд рядом со мной появилась новая проводница, вероятно, из другого вагона. Ее я видела впервые.

– Пожалуйста, ваш чай!

Затем услужливо поставила на стол стакан в фирменном металлическом обрамлении и собралась уже уходить.

– Мне? Но я не заказывала! Я не хочу!

– А это Вам лично от меня и от Белорусской железной дороги, если хотите! Приятного аппетита! 

– Унесите, я не буду!– категорично ответила я и снова отвернулась смотреть в окно. Аппетита у меня не было.

Девушка все собрала и поторопилась исчезнуть, чтобы не спорить со мной.

– Шу-уууу, шу-шу-шууу, – разнеслось уже по всему вагону.

Я схватила полотенце и пошла в туалет, чтобы умыться и прийти в себя, а до меня отрывисто доносились короткие фразы:

– Наверное, vip-ка какая-нибудь.

– Ага. Только что она тут с нами в плацкарте делает? Почему не в купе?

– Ты смотри, как они всё утро вокруг нее так и кружат… А она сидит, королева, да такая недовольная.

– Ну. Мне б ее проблемы.

Возвращаясь обратно на свое место, я, переступая через выставленные сумки и чьи-то ноги в проходе, злилась и думала, что сейчас бы с пребольшим удовольствием поменялась бы с ними всеми этой своей единственной проблемой.

Через несколько минут рядом со мной появился начальник поезда в идеально наглаженной форме и спокойно присел рядом. 

Последний раз ко мне так часто заходили в больничную палату хирурги, когда я училась в четвертом классе Любовшанской средней школы, и коллективно пытались понять: отчего у меня может болеть живот, если все анализы в норме? А я на самом деле хотела, чтобы мне выдали справку, и можно было бы не ходить на физкультуру, потому что там строили по росту. Меня – в самый конец стоя. А я все мечтала, что обязательно вырасту большая и буду всех строить по этой жизни! 

Начальник поезда долго думал, с чего начать диалог, что-то теребил в руках.

– Знаете, мы вот тут подумали и решили: раз Вам в Минке предстоит провести время аж до 19.20, то мы Вам сейчас дадим еще денег, Вы позавтракаете в кафе, а после поедете в гостиницу, отдохнете с дороги. Как на это смотрите?

Его речь прервала появившаяся  проводница. 

– Вы не переживайте, мы сейчас все сделаем. Я выйду с Вами на улицу и куплю Вам на станции билет без очереди, чтоб Вы не тратили свое время.

– У-уууу… му-мууууу… гу-гуууу….. – зазвучало глухое и  нечленораздельное в вагоне.

Между тем, я за эти полчаса так устала от подобного чрезмерного внимания к своей персоне, что захотелось исчезнуть, провалиться сквозь землю. Но поезд, как специально, тянулся так медленно, что, казалось, прошло не одно столетие.

Я не выдержала и взорвалась.

– С чего Вы решили, что именно сегодня у меня такое настроение и количество времени, чтобы пойти в какую-то гостиницу, а не вернуться поскорее домой? И не надо со мной никуда ходить! Я все решу сама! Я сама знаю, как и что будет лучше для меня! 

– Простите, – стал меня успокаивать начальник поезда. Просто мы боимся, что Вы кому-нибудь нажалуетесь на нашу работу в поезде. Понимаете, эта проводница только что начала работать, она старается очень, ну… так получилось, она Вас не заметила, она подумала, что Вы из группы белорусских школьников…. 

– Кто? Я – школьница? Да мне уже знаете сколько лет! – снова взорвалась я, но не решилась признать свой бальзаковский возраст.

– Ой, простите, – засмущался начальник поезда. – И все-таки что я могу для Вас еще сделать?

Я тяжело выдохнула и снова отвернулась от него в окно. 

– Понимаете, – продолжал он. – Ей никак нельзя терять работу. У нас трудно и так с этим… Понимаете? Сейчас, знаете ли, проблема устроиться хоть куда-то… Если Вы пожалуетесь, то ее сразу же уволят, без разбирательств. И мне вынесут выговор. Мы Вам все компенсируем. Сколько скажете, столько денег и дадим.

– Я же Вам уже написала, что претензий не имею. Не нужны мне Ваши деньги. Мне ничего не надо…  

И тут на этих словах мне как-то вдруг захотелось шоколадных конфет, и я, глядя прямо в глаза начальнику поезда, неожиданно выпалила, главное, чтобы от меня отстали.

– А давайте просто съедим все шоколадки, что есть в поезде? И все забудем! Какая у Вас так самая вкусная?

Начальник поезда взбодрился, метнулся в сторону купе, где отдыхала проводница, а оттуда вернулся с огромнейшей шоколадкой «Аленка».

Я открыла шоколад, и диалог пошел уже в более мирных тонах.

– Надеюсь, будет вкусно.  

Я понемногу отламывала шоколад, он медленно таял во рту, и мои мысли о случившемся уже были далеко. 

А начальник поезда всё не унимался с примерами из практики. 

– Знаете, у нас уже были случаи, когда не держали люди слово, выходили из вагона и писали нашему руководству, шли в  суд и требовали дополнительной компенсации, а суды и прокуратуры в таких случаях все были на их стороне. И это, действительно, наши ошибки и наши проблемы! Мы их признаем! 

Наконец мне надоело это слушать, и я произнесла:

– Все понимаю, это может произойти с каждым из нас. В моей работе тоже возникает миллион оплошностей, и даже в тех случаях, когда я готовлюсь тщательным образом. Случается, что вдруг что-то пошло не так, и это выливается в конфликты. 

– Как-то Вы странно реагируете… 

Действительно, я была уже совершенно спокойна.

– А что это изменит? Время – мой главный ресурс. Его уже не вернуть. Какой смысл устраивать танцы с бубнами? Конечно же, если бы за этим поездом у меня следовала пересадка на очередной рейс, и я опоздала бы на важную деловую встречу, личное выступление перед большой аудиторией, где меня бы ждали к точному времени, и это произошло бы по Вашей вине, то Вас бы не суд ждал, а ядерная война в моем персональном исполнении, небо покрылось бы багровыми алмазами, а земля – вулканическими извержениями… Так что давайте уже будем считать, что пока еще ничего не произошло между нами сверхъестественного этой ночью. Вам понятно?

На этих словах я повернулась к нему, но по лицу начальника поезда было видно, что, как говорят в этих случаях, ничего ему не понятно!

Затем я взяла свою сумку и быстро вышла из вагона, пересекая перрон, медленно направилась подышать ранним осенним воздухом вдоль проспекта Независимости… 

– Такси! Такси недорого, – раздавалось со всех сторон.

– Девушка, Вам на Смоленск случайно не надо? – окликнул меня розовощекий улыбающийся парень, словно догадываясь об инциденте.

Я невозмутимо оглянулась на его слова, но прошла мимо. 

У меня уже были другие планы… 

***

«Так что случилось?» – наконец спросите меня Вы, читая такой лонгрид.

Да ничего не случилось! Я просто первый раз в жизни проспала свою остановку, и даже проводница обо мне не вспомнила. 

«Соня, сама виновата! – скажете мне Вы. – Будильник надо заводить и самой думать, где выходить. А теперь тебе все вокруг виноваты?» 

Да! Виноваты! Будильник свой я завела, но неожиданно разрядился мобильный телефон и не оповестил меня. Мне даже во сне мой внутренний голос нашептывал: «вставай, вставай, вставай…», как это часто бывает у людей с хорошо развитой интуицией. А тут в новеньком и идеально чистом белорусском поезде я уснула, как только коснулась подушки. Мне снилась работа с ростовскими студентами, с которыми я общалась накануне, и та самая ароматная и ни с чем не сравнимая рыба, которую подавали накануне донские казаки в ресторане «Казачий курень», и это все так хорошо сочеталось с белоснежными простынями, которые укутывали меня и уже увозили мимо дома.

Я просто устала. В последнее время в моей жизни поезда сменяли самолеты… За 2 полных дня получилось посетить 4 российских города по кольцу: Москва – Смоленск – Москва – Ростов-на-Дону – Москва, и вместо того чтобы выйти ночью снова в Смоленске, минуя все границы, наутро я оказалась совсем в другой стране – Беларуси – в 320 километрах и 4,5 часах от моего дома.

Что было дальше? 

Я случайно проснулась от традиционно радостного объявления по радио: «Уважаемые пассажиры, наш поезд прибывает в город-герой Минск! Благодарим Вас за выбор нашего поезда, надеемся, что Вам понравилось с нами путешествовать, желаем Вам…» 

Мимо меня проходила проводница, я тут же впопыхах попыталась к ней обратиться:

– Как Минск? Скажите, пожалуйста, а мне же нужно было уже быть…

Но она дежурно перебила мой вопрос и заученно осведомилась:

– Чай, кофе? Что-нибудь к чаю? Да, уже Минск!

– Чай? Мне не нужен Ваш чай! Мне нужен мой Смоленск! И сейчас Вы меня повезете назад!

Тут проводница побледнела и только сейчас поняла, что ночью не предупредила меня об остановке на выход. У нее задрожали губы, на глазах выступили слезы, извинившись передо мной, она побежала к начальнику поезда узнать, что делать в этих случаях. С ней и самой такое случилось впервые. 

Вернувшись, она стала извиняться, тут же достала свои личные деньги из кошелька и отдала их мне. Там было ровно на обратный билет.

– Нет, вот Вы мне скажите: если я в другой раз захочу проехать в Вашем поезде вообще без билета, у меня это получится? 

– Нет, – тихо ответила проводница. – Не получится.

– Отчего же? – съязвила я.

– Я тщательным образом проверяю все билеты и паспорта на входе, а затем я снова прохожу по вагону и проверяю второй раз безбилетников. Я обязана так же производить и высадку пассажиров на всех остановках,– тараторила она заученную инструкцию. – Я о вас забыла. Теперь мне попадет. Меня могут уволить.

Мне действительно стало ее жаль, но я решила, когда ж ей еще учиться, как не на практике. Пусть учится вместе со мной. У меня это тоже был первый опыт!  

Конфликт был разрешен. И тут надо отдать должное профессионализму сотрудников Белорусской железной дороги. Эту тему еще в теории или уже на практике с другими пассажирами они усвоили на «отлично». Несмотря на мой взрывной характер, они ни разу не допустили с моей стороны революции в вагоне. Сразу всегда и во всем принимали только мою сторону, пожелания и не оправдывались. Никогда. Я впервые проверила работу правила: клиент всегда прав.

Затем я написала расписку, что претензий не имею, и уставилась в окно. 

Что было дальше, Вы уже знаете. 

***

Однако по возвращении домой мне стало интересно: а есть ли инструкции, где подобные моменты освещаются на профессиональном уровне? Я решила обратиться на горячую линию Российской железной дороги и Белорусской железной дороги, чтобы просто разобраться, какие есть права и обязанности перед пассажирами у работников железных дорог, а за что отвечает сам пассажир. Есть ли разница в правилах перевозки пассажиров у двух стран? Оказалось, что российско-белорусские правила в поездах имеют почти полное сходство. 

Вот какие разъяснения я получила на свои вопросы.

1. Кто виноват, если пассажир проспал свою остановку и не вышел из вагона в положенное время? Обязан ли проводник будить пассажира перед выходом?

Если пассажир проспал остановку, то в этом, конечно же, виноват он сам, но в том, что он не покинул в указанное время поезд, виноваты  проводник и начальник поезда. В служебной инструкции есть ссылка на то, что проводник вагона обязан будить людей заранее до прибытия к точке назначения за 30 минут, если пассажир едет до крупного железнодорожного узла, то за 40 – 60 минут.

Сотрудники несут за это персональную ответственность и могут быть лишены премии, оштрафованы или уволены, если пассажир не вышел на своей остановке (по усмотрению руководства компаний).

2. Что делать пассажиру, если все-таки он проехал остановку не по своей вине?

 Отправляйтесь к проводнику или начальнику поезда. Согласно инструкциям и служебным правилам проводник составит акт, в котором укажет Ваши данные, номер билета, маршрут следования поезда и Вашу станцию назначения. На акте должны стоять три подписи: начальника поезда или механика-бригадира, проводника, пассажира. Заверяется акт штампом поезда.

После составления всех документов идите в кассу. Там оформят билет до станции назначения. Билет предоставляется бесплатно. 

Если Вы проспали станцию не один, а всей семьей или компанией друзей, то в акте должны быть указаны данные на каждого пассажира, согласно купленным билетам. В этот акт вписываются даже домашние животные, которых Вы провозите. 

3. Что делать, если начальник поезда никак не хочет урегулировать конфликт и отказывается составить акт?

Вам следует забрать у проводника билет и на ближайшей станции купить за свои деньги новый билет до пункта назначения, а по возвращении домой Вы имеете право написать претензию, к которой надо приложить оба билета.

Весь перечень документов отправляете заказным письмом на адрес территориального представителя компании-перевозчика или относите лично  в офис на станции Вашего назначения. После чего Вам  возвращают деньги за билет.

Если Вам пришлось переночевать в гостинице на промежуточной станции или понести другие убытки, то сохраняйте все квитанции о тратах. Их тоже нужно приложить к претензии. Согласно Правилам перевозки пассажиров, деньги вам будут возвращены в полном объеме не только за билет, но и за все последовавшие накладные расходы.

Но чаще всего проводники и начальник поезда этих ситуаций не допускают и стараются всеми силами решить вопрос с пассажиром самостоятельно. Поэтому нередки случаи, когда из своих личных денег покупают билет пассажиру и  возмещают моральный ущерб. Как это было и в моем случае.

4. И традиционный спорный вопрос: кто должен застилать белье и убирать его в поезде? Часто это делают пассажиры.

В соответствии с инструкцией проводник обязан убирать постельные принадлежности после высадки пассажиров самостоятельно. Застилать постельное белье тоже должен проводник. Это касается и купейных, и плацкартных вагонов. В исключительных случаях с согласия самих пассажиров им разрешается застилать и убирать белье самостоятельно.

Кстати, во время следующей поездки в поезде я решила поэкспериментировать и попросила проводницу застелить мне постель, а также отказалась убирать белье самостоятельно. На мою просьбу откликнулись положительно, но с удивлением и недоумением. 

5. Какие еще дополнительные услуги проводник может предоставить пассажиру? 

По просьбе пассажира проводником должны быть предоставлены бытовые предметы, в том числе щетки для одежды и обуви, настольные игры, а также на безвозмездной основе возможность зарядки мобильного телефона. В обязанности проводника входит приглашение работника вагона-ресторана для принятия заказа на питание, и Вам необязательно ходить в вагон-ресторан.

Таким образом, уважаемые читатели, теперь вы знаете все правила проезда в железнодорожном транспорте. Желаю вам успешных и результативных поездок!

Людмила Шевень


Поделиться:

Контакты

Мы вконтакте
Мы в Одноклассниках
Мы в Facebook
Мы в Twitter
Мы в LiveJournal
Мы в Google+
Мы в Instagramm