Уровень социального благополучия и перспективы социально-экономического развития трёх функциональных типов районов российско-белорусского приграничья

Ридевский Геннадий Владимирович

Уровень социального благополучия и перспективы социально-экономического развития трёх функциональных типов районов российско-белорусского приграничья

Геннадий Ридевский

кандидат географических наук, доцент Могилёвского областного института развития образования

Уровень социального благополучия и перспективы социально-экономического развития трёх функциональных типов районов российско-белорусского приграничья

В силу активного протекания центр-периферийных процессов в границах социально-эколого-экономических районов (СЭЭР) приграничья формируются три функциональных типа районов: районы экономического ядра (ЭЯ), районы экономической полупериферии (ЭПП) и районы экономической периферии (ЭП). Районы экономического ядра концентрируют большую часть населения и экономического потенциала. Районы экономической периферии не имеют значимых городских центров, постоянно теряют своё население, сельское, лесное хозяйство и сфера услуг – главные виды их экономической деятельности. Районы экономической полупериферии имеют маргинальный характер и носят черты как первых, так и вторых функциональных типов районов (рис. 1).

Качество населения. Качественные характеристики населения трёх функциональных типов районов приграничья отражены в таблице 1.

Все качественные характеристики населения (обеспеченность трудовыми ресурсами, естественный прирост населения, прогрессивность возрастной структуры населения, уровень здоровья и уровень образования населения) носят центр-периферийный характер, т.е. закономерно ухудшаются от районов ЭЯ к районам ЭПП и районам ЭП. Это характерно как для всего приграничья, так и для его российской и белорусской частей.

По совокупности качественных характеристик населения доминируют белорусские районы ЭЯ. Они опережают районы ЭЯ российской части приграничья по устойчивости демографического развития, уровню здоровья населения, но уступают российским районам ЭЯ по уровню образования населения. Аналогичная ситуация с российскими и белорусскими регионами ЭПП, а качественные характеристики населения ЭП белорусской части приграничья оказались несколько хуже качественных характеристик населения российских районов ЭП.

Города: А – главные центры СЭЭР, Б – прочие важные.

Границы: В – районов, Г – областей и СЭЭР, Д – России и Беларуси.

Районы: 1 – ЭЯ, 2 – ЭПП, 3 – ЭП.

Рисунок 1 – Распределение районов экономического ядра, экономической полупериферии, экономической периферии в границах социально-эколого-экономических районов российско-белорусского приграничья

Население российской ЭП опережает население белорусских районов ЭП по обеспеченности трудовыми ресурсами, уровню здоровья и уровню образования. Одна из главных причин низкой обеспеченности трудовыми ресурсами белорусских районов ЭП – миграционный отток населения. Это приводит и к повышению доли лиц в возрасте старше трудоспособного в населении районов ЭП, что в свою очередь ведёт к росту смертности и снижению уровня здоровья населения.

 

Таблица 1 – Индекс качества населения (Икн) районов экономического ядра, экономической полупериферии и экономической периферии российско-белорусского приграничья и его частные индикаторы в 2016 году

Районы

Иотр

Иепн

Ипвсн

Иудр

Иузн

Иуон

Икн

Регионы приграничья

1,336

0,775

0,623

0,894

1,000

1,000

1,000

Районы ЭЯ

1,395

0,932

0,652

0,993

1,180

1,201

1,165

Районы ЭПП

1,184

0,657

0,606

0,814

0,878

0,777

0,857

Районы ЭП

1,079

0,577

0,568

0,742

0,759

0,662

0,747

Регионы России

1,255

0,659

0,584

0,833

0,909

1,085

0,976

Районы ЭЯ

1,336

0,799

0,604

0,913

1,023

1,374

1,143

Районы ЭПП

1,192

0,564

0,591

0,782

0,842

0,796

0,836

Районы ЭП

1,125

0,488

0,534

0,716

0,760

0,698

0,751

Регионы Беларуси

1,305

0,881

0,656

0,948

1,084

0,934

1,024

Районы ЭЯ

1,435

1,045

0,687

1,056

1,312

1,082

1,192

Районы ЭПП

1,176

0,751

0,622

0,850

0,920

0,757

0,873

Районы ЭП

1,040

0,657

0,600

0,766

0,757

0,629

0,743

 

Условия жизни населения (уровень и качество жизни населения). Иусжн и его частные индикаторы в разрезе функциональных типов районов приграничья отражены в таблице 2.

Таблица 2 – Индекс условий жизни населения (Иусжн) районов экономического ядра, экономической полупериферии и экономической периферии российско-белорусского приграничья и его частные индикаторы в 2016 году

Районы

Иужн

Импн

Ирп

Ижс

Ии

Ичп

Ипусжн

Икжн

Иусжн

Регионы приграничья

1,000

-0,029

0,334

0,318

0,064

0,045

0,762

1,000

1,000

Районы ЭЯ

1,077

0,121

0,400

0,403

0,061

0,058

0,922

1,424

1,251

Районы ЭПП

0,928

-0,133

0,240

0,193

0,097

0,037

0,552

0,572

0,750

Районы ЭП

0,825

-0,373

0,225

0,182

0,045

0,015

0,481

0,147

0,486

Регионы России

1,095

0,013

0,482

0,397

0,053

0,055

0,988

1,366

1,231

Районы ЭЯ

1,220

0,168

0,657

0,581

0,047

0,053

1,337

2,054

1,637

Районы ЭПП

0,988

-0,094

0,265

0,158

0,104

0,101

0,628

0,728

0,856

Районы ЭП

0,867

-0,263

0,263

0,178

0,022

0,014

0,477

0,292

0,579

Регионы Беларуси

0,921

-0,061

0,220

0,257

0,073

0,038

0,588

0,719

0,820

Районы ЭЯ

0,983

0,091

0,230

0,286

0,070

0,062

0,648

1,008

0,995

Районы ЭПП

0,866

-0,173

0,183

0,230

0,090

0,029

0,473

0,410

0,638

Районы ЭП

0,767

-0,472

0,218

0,185

0,066

0,016

0,485

0,017

0,392

Почти все показатели условий жизни населения в приграничье вообще, в его российской и белорусской частях, как и показатели качества населения, носят центр-периферийный характер. Единственное исключение – инвестиции в основной капитал на душу населения. За 2011 – 2016 годы лидерами инвестиций на душу населения в российско-белорусском приграничье были регионы ЭПП, а в российской части приграничья районы ЭПП были лидерами и по чистой прибыли организаций в расчёте на душу населения. В белорусской части приграничья районы ЭПП также нарушают центр-периферийные закономерности в распределении чистой прибыли организаций на душу населения. В отличие от российских районов ЭПП – лидеров по чистой прибыли организаций на душу населения в приграничье России и Беларуси, белорусские районы ЭПП – аутсайдеры по этому показателю и имеют убытки от хозяйственной деятельности за 2011 – 2016 годы.

По уровню жизни и большинству частных индикаторов качества жизни (миграционному оттоку населения, развитию предпринимательства, жилищному строительству, чистой прибыли организаций) российские районы существенно опережают белорусские районы. Особенно существенно опережают российские районы белорусские районы приграничья по развитию предпринимательства. По числу организаций на 1000 жителей даже белорусские районы ЭЯ существенно опережают все три функциональные группы районов в российской части приграничья двух стран. 

В Беларуси сложился устойчивый миф о том, что в России хорошо живёт только Москва и Санкт-Петербург, а все остальные города и регионы живут достаточно бедно. Данные таблицы 2 убедительно свидетельствуют, что это не так. И уровень жизни, и качество жизни, и результирующий их показатель условий жизни населения в российских районах ЭЯ существенно выше, чем в аналогичных районах белорусской части приграничья. Районы ЭПП и ЭП в российской части приграничья также имеют более высокий уровень и качество жизни населения, чем белорусские регионы приграничья соответствующих функциональных типов. В силу этого районы ЭП в белорусской части приграничья – территории с самым низким уровнем и качеством жизни населения. По уровню жизни и миграционному оттоку населения существенно отстают от других районов приграничья.

Уровень социального благополучия и перспективы социально-экономического развития. Индекс уровня социального благополучия (Иусб) – итоговый индикатор комплексной оценки качества населения и условий жизни населения регионов российско-белорусского приграничья (табл. 3). Этот индикатор также носит центр-периферийный характер. Иусб в российских районах ЭЯ существенно больше, чем в белорусских районах ЭЯ. Такая же ситуация характерна для российских районов ЭПП и ЭП. Районы ЭП  белорусской части приграничья – самые неблагополучные территории для проживания на границе двух стран. Эти районы имеют самые низкие качественные характеристики населения (низкий уровень здоровья и образования), уровня и качества жизни населения. В силу этих причин районы ЭП в белорусской части приграничья – самые активно депопулирующие районы приграничья. При этом главный фактор депопуляции не естественная убыль населения, она больше в российских районах ЭП, а миграционный отток населения, в том числе в российские регионы приграничья.

 

Таблица 3 – Индексы уровня социального благополучия (Иусб) и перспектив социально-экономического развития (Ипсэр) районов экономического ядра, экономической полупериферии и экономической периферии

российско-белорусского приграничья в 2016 году

Районы

Иусб

Ипсэр

Регионы приграничья

1,000

1,000

Районы ЭЯ

1,208

1,112

Районы ЭПП

0,802

0,875

Районы ЭП

0,616

0,786

Регионы России

1,104

1,119

Районы ЭЯ

1,390

1,325

Районы ЭПП

0,847

0,925

Районы ЭП

0,665

0,787

Регионы Беларуси

0,922

0,908

Районы ЭЯ

1,094

0,972

Районы ЭПП

0,755

0,822

Районы ЭП

0,568

0,776

 

Индекс перспектив социально-экономического развития (Ипсэр), отражающий комплекс опережающих индикаторов (уровень жизни населения, прогрессивность возрастной структуры населения, миграционный прирост населения, развитие предпринимательства, жилищное строительство и др.), также имеет центр-периферийный характер распределения по районам приграничья России и Беларуси. Рейтинг имеет следующий вид: максимальный Ипсэр имеют российские районы ЭЯ, затем следуют белорусские регионы ЭЯ, далее российские и белорусские районы ЭПП и, наконец, российские и белорусские районы ЭП.

Белорусские районы ЭП имеют не только минимальный уровень социального благополучия, но и самые низкие перспективы социально-экономического развития, что позволяет рассматривать их как районы с наиболее сложной социально-экономической ситуацией в приграничье двух стран. Следует отметить, что это имеет место в условиях активной патерналистской политики белорусского государства по отношению к малым городам и сельской местности (Программа возрождения и развития села на 2005 – 2010 годы и др.), которая проводится уже почти на протяжении двух десятилетий.

Следует признать, что эта политика, несмотря на существенные объёмы инвестирования в сельское хозяйство и другие отрасли агропромышленного комплекса, оказалась неэффективной. В российской части приграничья такой политики не было, но в районах ЭП в этой части приграничья лучшие условия ведения предпринимательской деятельности, более заметное развитие получило фермерское хозяйство, выше денежные доходы населения, ниже темпы миграционной убыли населения. Кроме того, в российской части приграничья в последние годы активизировалась деятельность агропромышленных холдингов (АПХ «Мироторг», Великолукский АПХ и др.).

Сельскохозяйственные производственные кооперативы (СПК) белорусской части приграничья, преобразованные из ранее существовавших колхозов и совхозов, не способны конкурировать с гигантами аграрного сектора России, активно использующими современные аграрные технологии, осуществляющими полный цикл производства от поля до прилавка, имеющими сотни тысяч гектаров сельхозугодий, в том числе в приграничных областях России.

 

 

Читайте также


Поделиться:

Контакты

Мы вконтакте
Мы в Одноклассниках
Мы в Facebook
Мы в Twitter
Мы в LiveJournal
Мы в Google+
Мы в Instagramm