Мария Демочкина

Бобруйск. Монамур

Бобруйск был моей давней мечтой. Обычно люди хотят полететь на Канары, погулять по романтичному Парижу или отправиться в кругосветное путешествие. А я захотела в Бобруйск. В моей тяге к городу Могилевской области виноваты сразу два человека – Ильф и Петров. Их Остап Бендер всегда стремился в Рио-де-Жанейро, а «дети лейтенанта Шмидта» – в Бобруйск. Помните роман «Золотой теленок»? «При слове Бобруйск собрание болезненно застонало. Все соглашались ехать в Бобруйск хоть сейчас. Бобруйск считался прекрасным, высококультурным местом».

 

Шура Балаганов в Бобруйске нашелся сразу – стоял, прислонившись к стене ресторана «Чырвоная вежа». Не он, конечно, а его бронзовая фигура. Стоит только подойти к ней, и она заговорит голосами актеров фильма о похождениях «великого комбинатора». Местные жители Шуру очень любят и всегда стараются нарядить по погоде. Этой зимой он заботливо укутан в бело-синий шарф.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

После ужина ресторан «Чырвоная вежа» потеснил в моем личном списке другие заведения Беларуси и перешел в разряд «любимые». Во-первых, он находится внутри бывшей водонапорной башни. Во-вторых, в меню без труда можно отыскать местные блюда: борщ «Могилевский», драники по-бобруйски, мясо по-белорусски или куриную котлету с интригующим названием «папараць-кветка». При этом модное местечко находится не в частных руках, а принадлежит бобруйскому «Горводоканалу».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бобруйск до революции считался городом 40 синагог, а 90% населения составляли евреи. События прошлого века статистику скорректировали – теперь в городе проживает всего 0,27% евреев... Как же почувствовать тот, старый Бобруйск, который был славен сто лет назад? Рецепт один и он очень прост – прогуляться по его улицам. Здесь очень хорошо сохранилась дореволюционная застройка – да так хорошо, что город по количеству исторических кварталов может конкурировать только с брестским Пинском. За фасадом каждого дома скрывается своя семейная история.

Вот этот изумрудный особняк на улице Индустриальной принадлежал купчихе Кацнельсон. По легенде, дом стоял где-то в Прибалтике. Купчихе он так понравился, что она его приобрела и перевезла по частям в Бобруйск – это было по карману богачке Пае-Брайне Кацнельсон. Она занималась торговлей лесом и была знаменита даже в Англии... Перед революцией она сдала дом в аренду полицейской управе, а сама уехала к сыну в Петербург. Больше, говорят, не возвращалась.

 

Историю этого белоснежно-голубого дома узнать не удалось. Удивительно, что в двухсотлетнем особняке сейчас находится музей олимпийского движения…

 

 

 

 

 

 

 

Какой же Бобруйск без бобров? Я нашла сразу две скульптуры символов города: один бобер стоит на пересечении Советской и Социалистической, второй – уселся на скамейке недалеко от парикмахерской «Дося». На бобров зубастые «ребята» мало похожи – скорее всего, на каких-то мистических героев. Чтобы встреча с бобром не прошла даром, нужно обязательно потереть ему цепочку на костюме. Этот ритуал обещает богатство. Я попробовала.

     

Как пишут в таких случаях: продолжение следует…

 

 


Поделиться:
приграничье репортаж Беларусь Могилев Бобруйск

Контакты

Мы вконтакте
Мы в Одноклассниках
Мы в Facebook
Мы в Twitter
Мы в LiveJournal
Мы в Google+
Мы в Instagramm

Яндекс.Метрика