31 мая 2013 года в Минске прошел Форум деловых людей государств – участников Единого экономического пространства, на котором присутствовали представители Агентства анализа интеграционных инициатив. Один из вопросов, который активно обсуждался на мероприятии, – это проблема гармонизации технических стандартов стран Таможенного союза. Прокомментировать данную проблему, а также поделиться опытом, как идет процесс перехода на единые стандарты после вступления России в ВТО, мы попросили эксперта Агентства Гурама Автандиловича Джинчвелашвили.

Гурам Автандилович, Вы – один из ведущих специалистов, непосредственно занимающихся проблематикой перехода на единые стандарты в области строительства после вступления России в ВТО? Какова ситуация в данной сфере на сегодняшний момент?

– Ратифицировав соответствующий протокол, Россия вступила в ВТО и переходит на международную систему нормирования. По инициативе Национального объединения строителей в 2011 году начато выполнение работ по изучению Кодексов Европейского Сообщества в области строительства. Изучение началось с перевода на русский язык англоязычной версии Еврокодов, т.к. английский язык является одним из трех официальных языков, принятых Европейским комитетом по стандартизации (CEN) для международных стандартов в области строительного проектирования. Однако официальный вариант перевода Еврокода 8 до настоящего времени отсутствует. Проектировщикам приходится читать этот документ на английском языке. При этом наблюдается неизбежное расхождение в терминологии и подходах. Одной из попыток изменить ситуацию является работа Вашего покорного слуги «Руководство для проектировщиков к Еврокоду 8. Сейсмостойкое строительство зданий и сооружений». Это одна из первых попыток постатейного разъяснения основных положений, заложенных в обсуждаемом нормативном документе. В то же время считать, что даже самый хороший перевод с комментариями решит проблему является заблуждением.

Почему?

– Во-первых, дело в том, что в основу Еврокодов и отечественных норм безопасности положены разные подходы к расчетам. Например, у европейцев – это необрушение конструкции, у нас - расчет ведется по I группе предельных состояний (по прочности). Это совершенно разные предельные состояния. По существу сооружение в целом по Еврокоду 8 должно быть рассчитано на предотвращение прогрессирующему обрушению при сейсмических воздействиях. Иными словами, у нас разная философия проектирования. Ее перестраивание - весьма спорный и трудоемкий процесс, который связан с преподаванием в вузах страны не только строительной механики, но и теории инженерного риска. В нашей стране такими методами расчета владеют считанное число высококлассных специалистов (к примеру, в НИЛ «Надежность и сейсмостойкость сооружений» МГСУ под руководством д.т.н., проф. Мкртычева О.В. такие расчеты успешно выполняются уже несколько лет).

Во-вторых, применяемые в Еврокодах строительные материалы имеют отличную от нас сертификацию. И дело может дойти до того, что при строительстве объектов из-за рубежа придется ввозить не только готовые металлоконструкции и кирпич, но и инертные материалы (песок, гравий, щебень). Это может привести к полному коллапсу всякого производства в России, кроме добычи нефти и газа! Проектная деятельность уже сегодня должна опережать развитие экономики, на нее, исходя из нынешнего уровня экономического развития, должно расходоваться не менее 150 млрд. рублей в год. 20% от этой суммы должно включаться в федеральные и региональные целевые программы. Но некоторые государственные деятели считают, что у нас проектирования нет. Нам предлагают взять для повторного применения зарубежные проекты, как будто у нас не было тех рубежей, которых мы достигли. Заказчики навязывают проектировщикам недостаточно грамотные и неэффективные решения. Примером может служить авария в Подмосковье складского помещения по немецкому проекту. Конструкция не выдержала рекордных снегопадов. После разбирательства было выявлено несоответствие нагрузок, на которые была рассчитана конструкция, действительным. Кроме того, конструкция была запроектирована с немецкой экономичностью и не имела резервов несущей способности. Таким образом, мы пока говорим на разных языках. Введение единой терминологии, поиск синтеза между европейскими строительными нормами и отечественной школой проектирования, несомненно, обогатит и сблизит позиции сторон.

Вы упомянули об упрощенных подходах отдельных государственных деятелей и чиновников к вопросу проектирования зданий и сооружений. Действительно, обеспечение безопасности при строительстве – это не только инженерный вопрос. Он требует соответствующих решений на государственном уровне. Что, по Вашему мнению, необходимо изменить?

Сошлюсь на мнение члена Совета Национального объединения проектировщиков Владлена Эдуардовича Лявданского, который полагает, что многие из нынешних проблем сложились из-за того, что система госзаказа и саморегулирования применительно к отрасли проектирования выстроена по ошибочному образцу. В большинстве развитых стран торги на разработку проектов запрещены законодательно! Критерием отбора проектировщиков там служит не цена, а квалификация исполнителя и наработанная им практика. В сегодняшних условиях Национальное объединение проектировщиков должно вести работу в направлении фиксации минимальных уровней цен на проектные работы, которые обеспечивали бы безопасность объектов. Кроме того, нынешняя модель саморегулирования абсолютно не отвечает потребностям времени. Она сводится к сертификации юридических лиц. В развитых странах она проводится по другому принципу – там сертификацию проходят специалисты, физические лица.

Подводя итог разговору, хотелось бы узнать Ваше мнение: все-таки вступление России в ВТО – это благо или зло для российской строительной отрасли?

Думаю, что однозначного ответа на этот вопрос не существует. Безусловно, надо перенимать передовой опыт и инновационные технологии зарубежных стран. В эпоху глобализации преступно закрываться от окружающего мира железным занавесом. В то же время нельзя забывать о специфике, как наших климатических условий, так и научных подходов: фактически уникальной отечественной школе проектирования. Поэтому, на мой взгляд, только грамотный синтез, некая синергия знания даст максимальную пользу и для российской строительной отрасли, и для экономики в целом.

Спасибо за интервью.


Поделиться:

Контакты

Мы вконтакте
Мы в Одноклассниках
Мы в Facebook
Мы в Twitter
Мы в LiveJournal
Мы в Google+
Мы в Instagramm