Алексей Костенков

независимый эксперт

Предвыборная кампания по-белорусски

Жаркое лето 2020-го: почему выборная кампания в Беларуси идёт так жёстко?*

В Беларуси не было настолько непростой президентской кампании с середины девяностых годов. Она уже обошла по политическому накалу события перед голосованием в 2010 году. И разворачивается она в совсем иных условиях, чем десять лет назад.

Кампания 2010 года, при всём накале событий, происходила во времена «сильного Лукашенко». Его позиции тогда пошатнулись, но оставались прочными. К конкретным цифрам рейтингов могут быть вопросы, однако в целом в его победе сомневались разве что самые радикальные сторонники оппозиции – выдавая желаемое за действительное. «Старая» оппозиция к тому времени превратилась в герметичную и малоинтересную массовому электорату «тусовку» со своей атмосферой. К разгону «Плошчи» многие граждане Беларуси отнеслись если не с одобрением, то «с пониманием».

 

Путь к 2020 году: смена поколений и паттернов

Ситуация 2020 года отличается от событий десятилетней давности коренным образом. Беларусь изменилась. На это повлияло несколько интересных и важных процессов.

Поколения сменились заметнее, чем за предыдущее десятилетие. Советская ностальгия и шок девяностых, которые привели Александра Лукашенко в президентское кресло и способствовали его массовой поддержке, становятся уделом пенсионеров. Ценности молодёжи и части средних возрастов имеют отчётливо европейские паттерны. Теперь речь идёт не о небольших радикальных «тусовках», а о поколениях в целом.

Резко увеличил численность и окреп «креативный класс». В особенности – связанный с цифровой сферой и высокими технологиями. Социальные и деловые связи со странами Запада для этих кругов стали обыденностью, а квазисоветскость государства стала восприниматься как архаичный и вредный пережиток. Их социальный вес усиливает активный дрейф ценностных ориентиров социума с запроса на патернализм и одобрения авторитаризма в сторону стремления к политическим свободам, открытому обществу и ответственности властей перед избирателями.

Возникший в 2014 году консенсус власти и оппозиции по вопросу о приоритете ценности суверенитета Беларуси, а также стремление официального Минска к снятию западных санкций привели к существенному ослаблению давления правительства и силовых органов на оппозицию. За этим последовало снижение радикализма и протестности националистических сегментов общества, их отход от наиболее сомнительных и «токсичных» идей в сторону более социально приемлемых.

Оппозиционные круги получили возможность оказывать большее влияние на общественное мнение, сотрудничество с ними стало менее рискованным, а их смягчившиеся взгляды стали более приемлемыми для широких слоёв избирателей. Значительно укрепились движения, ставящие во главу угла не политические требования и национальные ценности, а социальную повестку. И работающие в рамках социальной поддержки граждан «на местах».

Параллельно произошёл отказ НКО США и ЕС от «ставки» на несистемную оппозицию в пользу подчёркнуто мягкой силы. А через неё – на содействие сдвигу ценностных ориентиров белорусского общества в пользу либерально-демократических и прозападных. Этот процесс быстро развивался и без их вмешательства, в силу естественной смены поколений и диффузии идей посредством Интернета и всё более широкого бытового взаимодействия с зарубежными социумами. Теперь он был дополнительно ускорен и углублен усилиями зарубежных акторов. Препятствовать этим усилиям официальный Минск практически не пытался – из нежелания ссориться с Западом и желания заручиться его поддержкой в свете всё более сложных отношений с Москвой.

 

Конец модели «риторика в обмен на нефть»

Традиционная схема поддержки белорусской экономики Россией в обмен на видимую лояльность руководства Беларуси сложилась ещё в 90-е годы. Тогда Ельцину было нужно продать полевевшему и травмированному «крахом империи» российскому электорату «возрождение державности». Лукашенко, помимо эксплуатации советской ностальгии в своей стране, ещё и рассчитывал получить экономическую поддержку с востока, где не будут задавать вопросов о демократии. А также теоретические шансы на Кремль. Эта модель, родившаяся два десятка лет назад в совершенно другом мире, в последние годы стала давать трещины.

«Травма» украинских событий и болезненного разрыва экономических связей с Киевом в условиях неопределённости будущего режима в Минске вынудила Москву пересмотреть отношения с западным соседом. И поставить вопрос ребром: или быстрое углубление интеграции и передача важнейших активов российским компаниям, или поддержка будет прекращена. Тогда Россия будет решать свои проблемы сама, без прежних расходов на очень «многовекторного» партнёра по Союзному государству.

Белорусская экономика действует в условиях «социального контракта» 90-х годов: граждане лояльны руководству и не задают вопросов. Руководство обеспечивает им максимальную стабильность и традиционные рабочие места вне зависимости от их рентабельности. За прошедшие четверть века экономика Беларуси сумела показать успехи по ряду направлений – но продолжает тащить на себе тяжелейшую ношу нерентабельных и отсталых предприятий, сохраняемых на плаву ради рейтингов властей и потому, что перемены в этой области чреваты потрясениями.

Схема работала во времена дорогой нефти и исправной поддержки со стороны России, но с падением цен и охлаждением отношений она начала рассыпаться. Попытки модернизации остались ограниченными, в том числе из политических соображений и неповоротливости бюрократической машины с «ценными советскими кадрами».

Инвестиционные проекты возымели лишь частичный эффект. Ставка на сотрудничество с Китаем также не смогла привлечь в белорусскую экономику необходимых ей средств. Непопулярные меры «балансировки» глубоко дефицитного бюджета, прежде всего «налог на тунеядцев», привели к массовому недовольству коренного электората власти и началу опасной эрозии лояльности большинства. Низкие зарплаты и ответственность властей только перед начальством в глазах избирателей уже не компенсируются стабильностью и социальными обязательствами государства – и то, и другое всё более сомнительно.

 

Катастрофа-2020

В 2020 году кризисные явления быстро усилились из-за совпадения нескольких факторов.

Стремительный обвал цен на нефть поставил под удар доходы от экспорта нефтепродуктов белорусской переработки. Это произошло на фоне продолжающегося спора с Россией по «налоговому маневру». Резервов на поддержание экономики у Минска к этому моменту почти не осталось, привлечь крупные средства из-за рубежа в условиях глобального кавардака оказалось невозможным.

Уже одно это могло привести к кризису экономики, а затем и власти. Однако весной 2020-го мир охватила пандемия коронавируса. В стремлении спасти и без того опасно близкую к коллапсу экономику от тяжёлых последствий введения карантинных мер официальный Минск предпочёл сделать ставку на демонстративное игнорирование степени опасности эпидемии. Причём с катастрофической с точки зрения влияния на общественное мнение публичной риторикой президента Беларуси. Не лучшее влияние оказало на него проведение массовых мероприятий: спортивных игр, национального субботника, парада в День Победы.

Это стало тяжёлым шоком для общества, в том числе коренного электората действующей власти. Доверие к руководству страны оказалось подорвано. Не случайно был введён фактический запрет на проведение социологических исследований политических рейтингов. Даже официальных данных не публикуется – в сложившейся ситуации и честные данные, и завышенные могут только подлить масла в огонь. Данные о жертвах эпидемии в стране тоже подвергаются сомнению. Де-факто карантинные меры были введены «снизу» из стремления граждан спасти здоровье и жизни себя и близких – и всё равно нанесли удар по экономике.

Ряд политологов уже в мае высказали предположения, что сомнения в целесообразности поддержки правящего режима охватили не только широкие общественные круги, но и значительную часть ранее лояльных ему групп элиты. По мнению Артёма Шрайбмана, именно об этом свидетельствует выдвижение ранее провластных фигур Виктора Бабарико и Валерия Цепкало.

В то же время традиционная националистическая оппозиция впервые в истории независимой Беларуси почти устранилась от процесса как самостоятельные игроки: линии политического раскола ныне проходят иначе, границы сместились и изменились. Привычного антагонизма «памяркоўнаго» консервативно-провластного большинства и жёстко-националистического меньшинства «змагароў за нацыянальныя каштоўнасьці» больше нет.

Предвыборная риторика Бабарико и Цепкало уже сейчас выглядит немыслимо жёсткой для вчера ещё системных фигур. А общественная поддержка беспрецедентно высока для оппозиционных кандидатов. Крайне резкие, граничащие с угрозами массовых репрессий слова действующего президента Беларуси, аресты Тихановского и Бабарико говорят о тяжёлых сомнениях и опасениях верховной власти в возможности выиграть хоть сколько-то честные президентские выборы.

 

Каковы шансы действующей власти?

Распространившиеся в интернет-пространстве представления о рейтинге действующего президента Беларуси в 3%, безусловно, далеки от реальности. Объективных данных социсследований в открытом доступе не существует. На основании обычной в подобных ситуациях динамики можно допустить, что действительный рейтинг Александра Лукашенко и сейчас составляет десятки процентов: где-то 20–30.

Если бы выборы происходили в стабильных социально-экономических условиях, этого могло бы хватить для победы – скорее всего, с выходом во второй тур. Однако в реалиях лета 2020 года сила протестного голосования и консолидации широких слоёв элит и общества для смены власти ставит под сомнение политические перспективы Лукашенко. При честном подсчёте голосов выход во второй тур будет почти неизбежен, а во втором сработают «усталость от фигуры», экономические тяготы, политические и риторические ошибки.

В случае объявления действующего президента уверенным победителем в первом туре на фоне массового недовольства и километровых акций протеста есть все шансы на стремительное сползание ситуации к событиям, которые превзойдут происходившее в 2010–2011 годах и могут достичь киевского размаха.

Лояльность силового блока и его готовность к жёсткому разгону протестов впервые в истории правления Лукашенко будут под вопросом: каждый будет задаваться вопросом, чего ему будет это стоить в случае вероятной победы протестующих. Внезапная смена кабинета тоже указывает на эрозию поддержки первого лица со стороны политических элит. В таких условиях сомнения влиятельных кругов обычно играют «на революцию».

Разыграть карту угроз с востока или с запада на этот раз тоже не оказывается возможным. И Москва, и Брюссель, и Вашингтон, и европейские столицы в целом пока устранились от выражения определённой позиции о происходящем. Как максимум звучат слова о необходимости сдержанности, соблюдения законов и прав человека властями. Хотя реакция США на арест Бабарико была подчёркнуто негативной и поставила под сомнение будущее начавших улучшаться отношений Минска и Вашингтона. Как и ответ Москвы на то же событие, а также введение властями Беларуси внешнего управления в принадлежащем российским акционерам «Белгазпромбанке».

Вещающие на Беларусь западные медиа, такие как «Свабода», «Рацыя» и «Белсат», недвусмысленно симпатизируют оппозиционным кандидатам и смене власти в Минске. Российские в основном подчёркнуто нейтральны, но поддержки действующему президенту Беларуси и негатива в адрес его соперников в их публикациях почти нет.

 

Кто, если не АГЛ?

Наиболее вероятным победителем в случае честного подсчёта голосов можно назвать Виктора Бабарико. Насколько можно судить, он может стать максимально удобным кандидатом на смену Александра Лукашенко и с точки зрения сложившихся элит, и с точки зрения большей части электората, и даже с точки зрения интересов Москвы.

Предположительно, он может соблюсти баланс между назревшими переменами и сохранением многих элементов политики Александра Лукашенко, сгладив жёсткость переходного процесса. Он одновременно выражает интересы слоёв, считающих важным продолжение сотрудничества с Россией, и озвучивает риторику умеренных националистов в исторических вопросах: сочетание, немыслимое десять лет назад, но востребованное в 2020-м.

Второе место, вероятно – данных соцопросов нет! – принадлежит Валерию Цепкало. Он ориентирован на проевропейский, имеющий запрос на либерализацию и демократизацию, но политически умеренный электорат. К 2020 году он представляет достаточно широкие общественные круги, однако категорически недостаточные в масштабах страны для победы над более консервативным и умеренным Бабарико.

Третье место и позицию «тёмной лошадки» занимает Светлана Тихановская, жена арестованного видеоблогера Сергея Тихановского. Это кандидат, собирающий голоса наиболее активных интернет-пользователей, традиционных оппозиционеров и националистов. Электорально её шансы невелики, но в случае обострения ситуации до массовых акций протеста и открытых столкновений её популярность может возрасти.

Кандидаты власти и оппозиции яростно критикуют друг друга, но едины в том, что в 2020 году составляет объективный внешнеполитический консенсус большинства белорусского общества: многовекторность, сотрудничество со всеми важнейшими партнёрами, неприкосновенность суверенитета и отсутствие «резких движений» в любом направлении.

В то же время никто не рискует говорить что-то определённое о мерах по спасению экономики, ограничиваясь общими словами. Её состояние слишком тяжёлое, проблемы слишком масштабны и системны. Возобновление роста почти с неизбежностью потребует решительных и непопулярных мер. О чём избирателям лучше узнать только после инаугурации.

 

Вероятные сценарии

Если Александру Лукашенко удастся подавить общественное недовольство, объявить о победе на выборах и остаться у власти – скорее всего, акторы на западном направлении восстановят режим жёстких санкций, займут позицию неприятия и попытаются «дожать» ситуацию до массовых протестов с прицелом на революцию. На этот раз к ним будут восприимчивы гораздо более широкие слои, чем прежде. Вполне возможно – даже большинство граждан.

В условиях крупномасштабных беспорядков, охвативших страны Запада, действовать в модели «удобный диктатор» будет для них политически нецелесообразно – даже в случае попыток официального Минска пойти на ускоренное сближение с ними из опасений перед Россией. Риторика и деятельность по поддержке прав и свобод человека в ближайшие годы, вероятно, переживёт в США и ЕС новый расцвет. Их избиратель и политические элиты с меньшим пониманием отнесутся к Realpolitik.

Радикальное сближение с Россией, без которого нельзя будет рассчитывать на сколько-то масштабную экономическую поддержку, в реалиях белорусского общества 2020 года тоже с большой вероятностью приведёт к волне массовых протестов под прозападными лозунгами, которые будут активно поддержаны из-за рубежа. На помощь Китая в условиях дестабилизации рассчитывать тоже будет затруднительно.

В случае удержания власти Александром Лукашенко ситуация всё равно будет носить характер патовой и склонной к сползанию в новый кризис. «Закручивание гаек» заморозит ситуацию лишь на время и только ужесточит неизбежное. Выйти из ситуации можно и иначе, если удастся привлечь в экономику действительно большие средства извне. Пока что это выглядит слишком маловероятным.

В случае мирной передачи власти на выборах политическая и экономическая система Беларуси претерпит непростые перемены даже в предельно мягком варианте победы Бабарико. На действующего президента, его семью и неформальные связи вокруг них завязано слишком много политических и финансово-экономических процессов. Их пересмотр породит нестабильность, которой постараются воспользоваться все внутренние и внешние игроки. Тем не менее этот вариант представляется наиболее безболезненным с точки зрения интересов Беларуси и её партнёров.

В случае развёртывания сценария массовых протестов и попыток их жёсткого силового подавления ситуация становится слишком непредсказуемой, опасной для всех и чреватой вмешательством внешних сил вплоть до сползания страны и региона в полномасштабный вооружённый конфликт.

Будем надеяться на благоразумие и здравомыслие всех сторон.

*Позиция редакции может не совпадать с мнением автора.


При использовании материалов np-aaii.ru указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.


Поделиться:
предвыборная кампания выборы президентские выборы выборы президента Беларусь Лукашенко Бабарико Цепкало Тихановский

Контакты

ВКонтакте

Facebook

Instagram