Алексей Костенков

независимый эксперт

Славянский базар: измениться, чтобы остаться собой

 

В 2022 году «Славянскому базару» в Витебске исполнится тридцать лет. Солидный срок для фестиваля. Каким он придёт к этой дате? Как говорила Алисе Чёрная Королева, даже чтобы остаться на месте, в живой системе нужно бежать со всех ног. «Славянскому базару» это долго удавалось делать хорошо, гибко отзываясь на запросы публики. Однако уже не первый год его состояние заставляет задавать всё больше вопросов. В полном трудностей 2020 году проблемы обострились и обнажились особенно наглядно.

Немного истории

Уже почти забылось, что изначально фестивальная инфраструктура в Витебске строилась под польско-белорусский формат.

Запоздалая на три десятка лет попытка красиво ответить на фестиваль советской песни в Зелёной Гуре предсказуемо провалилась. В освободившейся от прелестей «развитого социализма» и советской гегемонии Польше всё восточное на некоторое время стало категорически непопулярным. Фестиваль в Витебске состоялся в 1988 и 1990-м годах – и приказал долго жить вместе со своим польским прообразом.

А вот площадка под крупноформатные международные мероприятия осталась. Распад СССР и экономические трудности перехода к рынку пробудили массовую ностальгию по временам относительного достатка, стабильности и единства. Особенно сильны такие настроения были в Беларуси и России.

Из них у Родиона Басса, директора витебского культурного центра и почившего в бозе польско-белорусского фестиваля, и родилась идея общего культурного мероприятия для трёх восточнославянских народов: россиян, белорусов и украинцев – на «простаивающей» витебской площадке.

Уже первый «Славянский базар» летом 1992 года привлёк к себе немало внимания и стал среди рухнувшего советского мироздания «отдушиной» для многих граждан трёх стран. На него приехали делегации не только из трёх славянских стран-соседок, но и из Польши, Грузии, США, Канады и даже Австралии – с другого конца земного шара.

Покровительство Александра Лукашенко и подписание договора о создании Союзного государства вдохнули в фестиваль новое дыхание, а также солидные бюджетные деньги. «Славянский базар» транслировал популярную тогда у избирателей обеих стран идею сближения России и Беларуси. Весьма активную роль тогда играла и Украина.

С 2006 года формат стал всё заметнее меняться. Объединительная составляющая, идеи «народной дипломатии» и межкультурной коммуникации ушли в тень масштабных концертов находившихся на пике популярности звёзд российской поп-музыки. Они собирали огромное число зрителей и приносили немало денег, однако суть проекта при этом размывалась.

Да и массовый запрос на «советскую ностальгию» и утраченное единство, когда-то лежавший в центре идеи фестиваля, стал понемногу уходить в прошлое. Украина уже пережила «оранжевую» революцию и с растущим интересом смотрела на запад. Всё больше людей начинали сознательную жизнь в независимых странах, и для новых поколений советское единство оказывалось не личным опытом, а чем-то из биографии родителей. А затем и дедов-прадедов.

С 2013 года фестиваль постепенно начал уходить в тень постсоветского медиапространства. Ушёл с поста директора его основатель Родион Басс. Запрос украинцев на «восточнославянское единство» с 2014 года стал по меньшей мере сомнительным. Но всё это меркло по сравнению с тем, что телевизор стал стремительно уступать место интернету в быту уже не только «продвинутой публики», но и самых широких народных масс. Времена, когда «Славянский базар» мог собирать у экранов целые семьи, безвозвратно ушли. И уже к 2015-16 годам за пределами Витебска даже в новостной ленте упоминания «Славянского базара» начали смотреться приветом из другой эпохи: «а что, он ещё существует?».

2020 год: скандалы

Если вплоть по 2019 год «Славянский базар» был чем-то исчезающим из медиаполя, но вполне привычным, то год коронавируса и белорусских президентских выборов стал для него испытанием. Как, впрочем, и для всех.

К июлю коронавирусная паника начала спадать, в том числе в Беларуси, где её старались погасить на корню. Недоумение весенними экзерсизами и выступлениями президента по поводу «ковида» сменилось куда более острыми и актуальными предвыборными процессами.

На этом фоне громкое открытие «Славянского базара» выглядело… противоречиво. Организаторы попытались создать некое подобие защитных медицинских мер, но толпы зрителей без масок говорили сами за себя. Общение президента Лукашенко с прибывшим из Москвы Филиппом Киркоровым (в 2020 году, да) выглядело скорее трагифарсом и странным прорывом из нулевых годов.

Хуже того, сразу несколько витебских и общебелорусских медиа написали о принуждении бюджетников выкупать билеты на фестиваль. Потому что надо создать массовку, и вообще «всегда так делали». Как говорили в советском фильме, «а не будут брать – отключим газ». Организаторы категорически отвергли обвинения, но получилось это не слишком убедительно.

Такими темпами фестиваль уже в ближайшие годы может постигнуть невесёлая судьба его польско-белорусского предшественника. Ничего хорошего в этом нет: для Витебска и его жителей это важный формат, привлекающий туристов, внимание и средства. На него всё ещё с удовольствием приезжают люди со всего российско-белорусского приграничья, и даже из других стран.

Да и идеи в основе проекта лежат хорошие и правильные. Особенно если их адаптировать под современность, а не продолжать гальванизировать не очень свежие останки постсоветской ностальгии.

Что можно сделать со «Славянским базаром»?

Восточнославянские и в целом славянские народы неизбежно ждёт новое сближение в новых формах. Уже без настолько выраженных травм прошлого и ран настоящего, без имперских фантомных болей и националистических обид. Это пройдёт – но между нами всеми очень много общего. И развиваться вместе всяко удобнее, особенно когда никто никого не пугает резкой сменой вектора с разрывом связей или принуждением к не слишком желанному сближению.

«Славянский базар версии 2.0» может стать прекрасной площадкой для перезагрузки. И запрос на такую площадку через некоторое время начнёт возрастать.

Задача «перезагрузиться» и ускориться, чтобы остаться на своём месте, куда сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Нужны люди, идеи, проекты и деньги. Нужно суметь вытряхнуть моль и нафталин, но не отправить туда же фамильное серебро. Нужно совместить актуальные форматы, которые будут интересны не только пенсионерам и поклонникам Филиппа Киркорова, с сохранением лучших из имеющихся наработок и достижений.

Надежда на это есть: и в Беларуси, и в соседних странах подобных идей, проектов и людей всё больше. Вопрос в том, чтобы свести их в Витебске и сделать его центром притяжения всех интересных активностей. Не зря ведь этот город называют культурной столицей Беларуси.

И тогда витебский фестиваль нового формата сможет затмить славу уходящего в прошлое «Славянского базара» девяностых и нулевых.

Фото: https://www.belta.by/culture

*Позиция редакции может не совпадать с мнением автора.


При использовании материалов np-aaii.ru указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.


Поделиться:
Славянский базар фестиваль витебск конкурс Беларусь коронавирус

Контакты

ВКонтакте

Facebook

Instagram