Вера Ожигина

кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики Белорусского государственного экономического университета

Вакцина для белорусской экономики

Високосный 2020 год всей своей разрушительной мощью развернулся в Республике Беларусь: нежданная беда COVID-19, социальное дистанцирование, спад деловой активности, предвыборное затишье, поствыборная волна народных протестов. Как эти события отразились на белорусской экономике?

На фоне недавних весьма нереалистичных и порой фантастических государственных прогнозов социально-экономического развития белорусской экономики по данным официальной статистики в январе-сентябре 2020 года отмечено падение ВВП на 1,3%, уменьшение промышленного производства на 1,8% и прирост потребительских цен на 6,1%.

В условиях пандемии особенно уязвимыми оказались сферы общепита, оптовой и розничной торговли, туризма и гостиничного бизнеса, развлечений и отдыха, строительства, транспорта и логистики, недвижимости. Только за первое полугодие 2020 года чистая прибыль предприятий снизилась в 2,6 раза. Количество убыточных предприятий выросло в 1,2 раза, а их чистые убытки – в 5,7 раза. В 2020 году в отношении более чем 650 новых предприятий возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве), в т.ч. производящих товары сельского хозяйства и пищевой промышленности, стройматериалы и продукцию деревообработки, текстиль, велосипеды и мотоциклы, сельхозтехнику, алкоголь, вентиляционное и отопительное оборудование, пластмассовые изделия и др.

Причинами стали проблемы сбыта продукции на внутреннем и внешних рынках в условиях пандемии, увеличение цен на импортные товары, сокращение реальных доходов населения, панический рост спроса на иностранную валюту (на фоне пандемии в I квартале 2020 года отток средств с валютных депозитов составил 200 млн долл., во II квартале – еще 400 млн долл., в июле – еще 55,3, после выборов в августе – 624) и, как следствие, обесценение белорусского рубля (с начала года курс доллара к белорусскому рублю вырос на 22%, евро – на 28%), последней каплей стали народные волнения и забастовки. Но события 2020 года стали лишь дополнительным фактором нерентабельности многих белорусских предприятий. Причины же лежат гораздо глубже: устаревшие технологии, отсутствие финансовых средств для модернизации, зависимость от государственной поддержки, проблемы менеджмента и маркетинга, низкая конкурентоспособность, проблемы госрегулирования и др.

По данным официальной статистики уровень зарегистрированной безработицы не вырос и был минимален – 0,2%, фактическая же безработица выросла до 4%. В целом пандемия не вызвала массового сокращения работников, но привела к уменьшению номинальной и реальной зарплаты, росту уровня скрытой безработицы в виде перевода на неполный рабочий день. После выборов ряды безработных пополнили оппозиционно настроенные уволенные / уволившиеся работники предприятий, организаций и госслужащие.

За 8 месяцев экспорт товаров упал на 18,3%, услуг – на 8,9% в первую очередь за счет: замедления деловой активности в странах – основных торговых партнерах (Германия, Великобритания, Россия, Польша и др.) в условиях пандемии; сокращения экспорта нефтепродуктов, особенно в Великобританию, Украину и ЕС, вследствие прекращения поставок нефти из России. Однако традиционный для Беларуси дефицит во внешней торговле товарами хоть и сохранился, но заметно сократился – на 30,6%, поскольку на фоне падения экспорта из-за пандемии упал и импорт – на 19,3%. Импорт услуг также сократился – на 18,9%. В итоге торговый баланс сложился с дефицитом. В связи с закрытием границ выгоды от международной миграции также закономерно снизились. Но поскольку Беларусь, в отличие от других стран, не закрывала границы, то мигранты не уехали из страны, а их денежные переводы даже выросли на 1,6% в III квартале по сравнению с I кварталом 2020 года, тогда как денежные переводы в страну из-за границы выросли всего в 1,2 раза.

Поствыборная ситуация спровоцировала внешнеэкономические санкции, ухудшение дипломатических отношений, переключение поставок на российскую транспортную инфраструктуру, пандемия и сложная политическая ситуация на неопределенный срок отложили и без того затянувшийся процесс вступления в ВТО, что в дальнейшем может способствовать ослаблению позиций национальной экономики в ведущих международных индексах и кредитных рейтингах, ухудшению ситуации не только во внешней торговле, но и во внешнеинвестиционной сфере, бегству капитала, утечке умов и переносу производства в более благоприятные страны (и этот процесс уже начался в ИТ секторе, одной из ведущих сфер белорусской экономики).

Государственный долг к сентябрю 2020 года составил 22 млрд долл. и за январь-август вырос на 29,1%. Если внешний долг был равен 17,7 млрд долл. и вырос всего на 3,6% с начала года, то внутренний – достиг 10,6 млрд долл. и вырос значительно – на 20,6%. Золотовалютные резервы на начало октября составили 7,3 млрд долл. и сократились на 21% с начала года.

Основными факторами стали спад деловой активности в национальной и мировой экономике, как следствие, снижение налоговых и таможенно-тарифных доходов бюджета (частично компенсируется за счет возросших штрафов за нарушение общественного порядка во время акций протестов), непредвиденные бюджетные расходы в связи с пандемией и подавлением протестного движения, дополнительные госрасходы на правоохранительную и судебную систему, уменьшение стоимости золота, сокращение валютной выручки, рост спроса на иностранную валюту и массовое снятие средств с депозитов, сокращение кредитования населения и предприятий.

Для решения проблемы Беларусь в условиях отказа МВФ в выделении кредита для борьбы с коронавирусом и его последствиями до выборов размещала облигации на внешних (1,4 млрд долл.) и внутренних рынках (494,1 млн долл.), взяла кредит в России (429,2 млн долл.), Китае (56,1 млн долл.), МБРР (38,1), ЕБРР и СИБ (6,2). После выборов получен новый кредит у России (1 млрд долл.) и ЕФСР (500 млн долл.) – страна взяла на себя новые долговые обязательства, чтобы обслуживать старые.

Положительных моментов в сложившейся ситуации, безусловно, меньше, но они тоже есть: в связи с пандемией вырос спрос на телекоммуникационные и компьютерно-информационные услуги; вынужденно ускорилась цифровизация экономики; выросла социальная активность и благотворительность бизнеса, бросившегося помогать пострадавшим от вируса и силового воздействия; государство переключило внимание на медико-гуманитарные услуги, те самые, которые составляют основу VI технологического уклада; негативные политические события вынуждают людей уезжать за границу, что впоследствии вызовет рост денежных переводов в национальную экономику; волей-неволей, но будут налаживаться российско-белорусские отношения и углубляться интеграция в ЕАЭС вследствие ухудшения отношений с Западом.

Таким образом, влияние событий 2020 года усугубило и без того непростую ситуацию в белорусской экономике. Она ждет не дождется, когда ее положат в палату интенсивной терапии и применят самый эффективный протокол лечения. Снятие белорусской экономики с внешней кредитно-финансовой и нефтяной капельницы, сокращение болезненной зависимости промышленных гигантов от господдержки и ограниченного количества внешних рынков сбыта, проведение разгосударствления и дерегулирования, кардинальных институциональных и структурных изменений необходимы как воздух, как аппарат ИВЛ, поддерживающий жизнь пациента с COVID-19! Без лечения и в полной изоляции от внешнего мира симптомы болезни могут быть особенно мучительны и приведут к потере и без того зыбкой конкурентоспособности.

Экономический потенциал страны небольшой, и каждый норовит тянуть лоскутное одеяло на себя, в надежде на ситуативную выгоду без каких-либо долгосрочных вливаний. В результате оно рвется и превращается в решето. Но эпизодическое бессистемное местное латание застарелых дыр уже не работает – как только зашьешь в одном месте, в другом обязательно появится прореха. Это топтание на месте с оглядкой на прошлое. А важно двигаться вперед. Спасительной вакциной могут стать новая модель развития и качественная научно обоснованная комплексная стратегия, адаптированная к местным возможностям и хорошо вписанная в долгосрочные тренды мировой системы, учитывающая изменение ее лидеров, институтов и технологий. И очень жаль, что в текущем переломном году они не предлагались и не обсуждались.


При использовании материалов np-aaii.ru указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.

Читайте также


Поделиться:
белорусская экономика курс рубля курс доллара курс евро Беларусь covid-19 ковид-19 выборы в Беларуси протесты в Беларуси пандемия кризис экономики

Контакты

ВКонтакте

Facebook

Instagram