«Цель визита»

Как смоляне живут в условиях закрытой границы с Республикой Беларусь

В марте исполнился ровно год с того момента, как Россия и Беларусь начали жить при фактически закрытой границе. Пересечение некогда практически невидимой и условной черты теперь обрастает большими бюрократическими сложностями, связанными со сбором справок, сдачей тестов на коронавирус, карантином и другими моментами, которые не только наложили запрет на туристические поездки, но и значительно затруднили родственные и деловые визиты. Мы поговорили с россиянами и белорусами, которые раньше по воле судьбы или профессии являлись частыми посетителями границы Союзного государства, и узнали у них о путешествиях между двумя странами в год пандемии. 

 

Денис. Раньше ездил в Силичи кататься на горных лыжах

«В год, когда мы практически лишись возможности ездить за рубеж, пришлось обратиться к внутреннему туризму, и оказалось, что нам, как жителям российской провинции, расположенной на границе с Беларусью, очень не хватает возможности ездить в эту страну. Раньше в течение года мы с друзьями несколько раз выбирались в Минск или Витебск на выходные, чтобы сходить на концерт или посетить горнолыжные трассы Силичей и Логойска. Как оказалось нынешней зимой, это были весьма экономичные путешествия по сравнению с поездками по России. Например, для того, чтобы добраться до ближайших горнолыжек в Калужской области или Подмосковье, нужно потратить гораздо больше времени. Да и расходы на прокат и подъемники будут практически в два раза выше, чем в Беларуси. Так, поездка на двоих на выходные в Калужскую область этой зимой обошлась мне в сумму около 25 тысяч российских рублей. Аналогичное путешествие ради зимних катаний в Минск стоило максимум 15 тысяч. Видимо, сказывается, что некоторые российские горнолыжки расположены неподалеку от нашей столицы и имеют, что называется, московский ценник. Теперь для меня стало понятно, почему зимой в Силичах или Логойске так много машин с российскими номерами. Да и уровень трасс в Беларуси куда выше и интересней. Жаль, что зимний сезон близок к завершению. В этот раз Минск посетить по этому поводу у нас с друзьями, скорее всего, уже не получится. Остается надеяться, что летом границу все-таки откроют или хотя бы введут специальные медицинские паспорта для тех, кто сделал прививки или имеет положительный тест на антитела. Тогда мы снова сможем покататься по прекрасным велодорожкам столицы РБ или посетить какой-нибудь музыкальный фестиваль». 

 

Карина. Учится в Витебске и скучает по дому в Смоленске

«Самая главная проблема «пандемийного» года для меня – пересечение границы, потому что в любом случае домой в Смоленск хотелось бы ездить каждые выходные, а не раз в полгода. Причем основные трудности связаны с возвращением в Беларусь. Поначалу, когда границы были ещё открыты (это примерно март прошлого года), когда ограничениями ещё только грозились, все было прекрасно. Однако затем все автобусы в Россию были отменены, приходилось пользоваться такси, которое довозило меня до границы. Каждый раз это обходилось примерно в 70 белорусских рублей (2000 российских), поэтому вскоре пришлось пересесть на пригородный поезд. От ближайшей приграничной станции в Витебской области шла пешком примерно 15 минут. После границы меня каждый раз на машине встречал папа и отвозил домой. 

С въездом в Беларусь все обстоит очень сложно, пересекать границу приходилось «с боем», несмотря на то, что учусь в белорусском вузе и у меня есть официальный подтверждающий документ. Сейчас фактически единственная легальная возможность проехать – на белорусском поезде Москва – Минск, который идёт через Смоленск. Билеты обходятся от 2000 до 5000 рублей, и покупать их лучше как минимум за месяц, поскольку спрос ажиотажный. И к этому всему необходимо добавить отрицательный тест на коронавирус не старше 72 часов, стоимость этой услуги около 1800 рублей (хотя у меня во время поездки его никто так и не проверил). Ну а дальше от Минска уже спокойно еду в Витебск.

Если говорить о мерах борьбы с вирусом в вузе, то дистанционное обучение продолжалось для нас около месяца, а затем мы начали ходить на пары, можно сказать, в самый разгар пандемии. В результате среди студентов было довольно много случаев заражения. Многие болели без серьезных симптомов, просто переставали чувствовать вкусы и запахи. Ребят отправляли в больницу, где они сдавали тест, и в случае подтверждения заболевания их просто селили на первом этаже в общежитии. В одной группе было слишком много заболевших, и им для занятий выделили отдельный кабинет – такие меры борьбы с коронавирусом заставили нас серьезней относиться к ношению масок». 

 

Диана. Спасла зрение во время пандемии в Минске

Поехать в белорусскую столицу смолянку вынудили проблемы с глазами. Ей диагностировали отслоение сетчатки, причем состояние в любой момент могло ухудшиться. Почему выбор пал на белорусскую клинику? Здесь сработало «сарафанное радио»: девушка неоднократно слышала от знакомых, что в Минске чудесный медицинский центр, и ценник, в отличие от многих российских,  «не кусается». 

«Нет, мне не стало в один день плохо, просто возникла такая жизненная ситуация. Давно не была у окулиста и решила проверить зрение. В Смоленске мне сказали, что на одном глазу разрыв, нужна коррекция. Муж настоял на том, чтобы провериться еще и в московской поликлинике. Там мне подтвердили диагноз, только оказалось, что у меня не маленькая степень разрыва сетчатки, а уже из средней стадии переходит в тяжелую. Риски остаться без зрения на один глаз оказались серьезнее, чем я думала. В Смоленске и Москве мне сделали прижигание. После чего я стала расспрашивать докторов о коррекции зрения. У меня очень сложная оптика – смешанный астигматизм высокой степени. В Москве операция стоила бы очень дорого. Для сравнения: в Беларуси коррекция на два глаза мне обошлась в два раза дешевле, чем на один в российской столице», – рассказывает Диана.

А дальше девушку и ее мужа ждала целая бюрократическая эпопея, чтобы пересечь границу: «Сейчас коронавирус, сами понимаете… У меня в голове крутилось много вопросов: какие нужны документы, где спросят результат пцр-исследования и т.д. Я безуспешно пыталась дозвониться в пограничное отделение. Несколько дней протяжных гудков и тишина на той стороне провода. Никто мне так и не ответил. Ситуацию прояснили в белорусском посольстве. Там мне заявили, что только с приглашением и пцр-тестом меня пропустят. Сложности стали возникать уже на этапе возможности сдать мазок на коронавирус. Оказалось, что в Смоленске сложно найти клинику, где результат можно получить максимально быстро. Я обзвонила несколько больниц, в которых меня либо разворачивали со словами «нет мест», либо говорили, что у них не проводят пцр-исследования. В одной из клиник можно сделать тест за один день, доплатив за скорость 500 рублей. Счастье, что удалось договориться с лабораторией, и результат был на руках в тот же день. Со всеми необходимыми документами мы отправились в сторону границы. Там нас, естественно, останавливают, досматривают машину. Мы в это время выходим и направляемся в будку, где строгий голос интересуется: цель визита? Муж берет все в свои руки и выдает фразу: «Едем делать жене операцию». И протягивает распечатки с нашими приглашениями. В документах у нас обоих имеется информация, что мы едем на диагностику. Только у меня была приписка «с целью проведения операции». Подумайте сами: в какой офтальмологической клинике назначат операцию, пока не проведут осмотр? Но именно эта малюсенькая нестыковка дала пограничникам сигнал: тут надо докопаться. На нас вытряхнули мешок вопросов: где документы на операцию, где направления врачей, что за клиника, кто лечащий врач и так далее. Спасла моя переписка с медцентром. Очень удобно, прямо в онлайн-режиме я показала пограничникам, что действительно вела диалог с сотрудниками клиники. Они и сами проверили подлинность наших слов. В конечном итоге один пограничник кивнул другому: «Все в порядке, ребята едут по делам». Мы выдохнули. В тот же день доехали до поликлиники, нас обоих осмотрели. Потом меня направили на операцию. Все прошло хорошо. Что удивительно: в обратную сторону нас вообще без проблем пропустили. Ничего не спрашивали и не смотрели».

 

Александра и Константин. История любви

Ребята родились и выросли в белорусской Лиде, однако познакомились не там, а лишь спустя много лет благодаря общим друзьям. Александра после школы перебралась в Смоленск, а Константин получил образование в Минске, где после вуза нашел для себя удаленную работу в IT-сфере в крупной международной компании. Однажды судьба свела их вместе в белорусской столице как раз накануне появления в мире COVID-2019. После этой встречи Костя понял, что должен завоевать Александру. И ни расстояние, ни пандемия не станут для него помехой... Именно поэтому прошлым летом он решил перебраться в российский Смоленск, хотя в новом городе у него не было друзей или родственников: 

«Для этого пришлось оформить вызов на работу и обойти пограничные препоны. Благо, я могу работать из любой точки мира, лишь бы под рукой был ноутбук и быстрый интернет». 

Спустя какое-то время ребята начали встречаться и через несколько месяцев приняли решение перебраться в Минск, чтобы в дальнейшем отметить там свадьбу. Теперь уже Александре пришлось оформлять документы для переезда, в этом помогли родственники, которые живут в Лиде.

А вот дорога в республику, по словам девушки, выдалась суровой: «Не думала, что на трассе нас встретят приключения. Мы проехали длинный путь, больше пяти часов точно! Ехать пришлось вечером в ужасную снежную бурю. Мы чуть не врезались в лося, внезапно выпрыгнувшего на дорогу и дважды посреди ночи, в метель, застревали в снегу. Тогда было не до смеха, но теперь вспоминаю это с улыбкой».

Сейчас ребята обосновались в белорусской столице и планируют свое будущее, но в ближайшее время пересекать границу они не намерены – уж слишком много сложностей с этим возникает. В Смоленске у Саши осталась почти вся родня, с которой она ежедневно общается в социальных сетях. А еще мечтает о встрече в Минске…

Подготовила Юлия Суханова

Заглавное фото: Sputnik.by


При использовании материалов np-aaii.ru указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.


Поделиться:
пцр-тест пограничный контроль пересечение границы коронавирус пандемия граница Союзное государство Беларусь Россия

Контакты

ВКонтакте

Facebook

Instagram