Алексей Костенков

независимый эксперт

Конец транзита?

«Газпром» собрался резко ограничить поставки газа через Беларусь.

В начале июня, в преддверии запланированного на 25 июня собрания акционеров, был опубликован контракт «Газпрома» с его дочерней компанией «Газпром трансгаз Беларусь» на транзит газа через Беларусь в 2021 году.

Если в III квартале через «Ямал – Европа» и другие проходящие по белорусской территории газопроводы предполагается поставить 8,8 млрд кубометров, что лишь немногим меньше показателей I и II кварталов, то в IV квартале запланировано обвальное снижение объёмов. В конце года по газотранспортной сети «Газпром трансгаз Беларусь» будет прокачано на Запад всего лишь 1,9 млрд кубометров.

Снижение составит почти 80%. В пять раз. По оценкам ряда экспертов, это будет означать для и без того проблемной белорусской экономики потерю порядка 350 млн долларов США в год.

Конфликт «Газпрома» и Минска?

Некоторые политологи поспешили усмотреть в решении «Газпрома» особую «антибелорусскую» политику. По их мнению, российская компания мстит действующему руководству республики за его неуступчивость в переговорах по ценам, тарифам и активам, за арест и политическое преследование связанного с «Газпромом» кандидата в президенты Виктора Бабарико и прочее. Тогда как транзит через находящуюся в конфликте с Россией Украину планируется сохранять в прежних объёмах.

В связи с этим выдвигаются идеи контрмер: от традиционных требований резко увеличить тарифы за транзит в размере «законно причитающихся» Минску средств и не менее традиционного желания резко снизить цены на газ до принудительной национализации активов «Газпрома» и его дочерней компании на территории республики.

У «Газпрома» есть немало претензий к действующему руководству Беларуси. Существенны и политические риски в республике. Можно предположить и некоторое влияние на происходящее не вполне удачных – судя по невнятным результатам – переговоров Путина и Лукашенко в Сочи в конце мая на фоне многолетних споров Москвы и Минска о газе, нефти и субсидиях.

Однако главные причины резкого снижения транзита связаны отнюдь не с белорусскими делами. Главным «виновником» снижения транзита является Польша.

Польские планы

16 мая 2020 года истёк срок 25-летнего контракта на прокачку российского газа через территорию Польши. В настоящее время поставки «Газпрома» через польский фрагмент газопровода «Ямал» осуществляются на основе аукционов.

В 2022 году действующий контракт на поставки «Газпрома» в Польшу по механизму take-or-pay также завершается. Варшава анонсировала своё нежелание продолжать закупки российского газа для своих сетей уже с 2022 года. Польское руководство, одно из наиболее враждебных Москве в Европе, планирует полностью перейти на поставки газа из других источников: сжиженного газа США и Катара по морю, а с 2023 года – ещё и норвежского газа из Северного моря по запланированному трубопроводу Baltic Pipe. В этом июне Baltic Pipe «завис» из-за изменения позиции Дании, а точнее – её апелляционного совета по вопросам окружающей среды и пищевых продуктов. Но вероятность его создания и подключения Польши к норвежскому газу остаётся высокой.

Кроме того, Варшава недовольна потолком тарифа за транзит, который полагает уместным «Газпром», и пытается требовать от российской компании 1,5 млрд долларов США, которые считает «переплатой» со своей стороны.

В ответ с конца мая, когда было объявлено о завершении строительства «Северного потока-2», «Газпром» начал демонстрировать резкое снижение интереса к поставкам газа через территорию недружественной Польши. С 26 мая Россия на четыре дня вообще остановила транзит газа по газопроводу «Ямал – Европа» через Беларусь и Польшу.

Что неудивительно: запуск СП2 в сочетании с идущими через Украину и Словакию газопроводами «Союз» и «Дружба» позволяет почти полностью покончить со старой головной болью российской корпорации с бесконечными спорами с Минском и Варшавой вокруг поставок по «Ямалу».

Альтернативы

1 октября, как раз в начале IV квартала, истекают годовые обязательства «Газпрома» на поставку по газопроводу «Ямал – Европа». Объёмов, которые шли транзитом через Беларусь и Польшу, даже при ограничениях согласно газовой директиве ЕС достаточно для загрузки «Северных потоков», которые должны будут заработать в полную силу к концу 2021 года.

На украинском направлении подписанный 31 декабря 2019 года контракт по принципу take-or-pay действует до 2024 года. Тогда же «Газпром» заключил с украинским «Нафтогазом» соглашение, предусматривающее отзыв всех взаимных арбитражных и судебных исков, по которым нет окончательных решений, а также отказ от всех будущих претензий по предыдущим газовым контрактам. Ещё «Газпром» и минюст Украины заключили мировое соглашение о прекращении Украиной текущих и возможных будущих антимонопольных требований к российской компании. Условия украинского транзита не слишком выгодны «Газпрому», но на ближайшие годы украинское направление транзита газа выглядит стабильнее, чем белорусско-польское.

Именно из-за роста предпочтительности других вариантов для «Газпрома» Польша так яростно пыталась блокировать строительство «Северных потоков». Но даже при поддержке США перевесить жизненные интересы Германии в этом вопросе ей не удалось.

К тому же мировые цены на газ падают, газовый рынок находится в депрессии. «Газпром» впервые претерпел прямые убытки в I квартале 2021 года – и ему теперь особенно важно снизить любые нецелевые расходы, на которых привыкли настаивать Минск и Варшава.

Что дальше?

Естественно, «Газпром» не собирается полностью отказываться от «Ямала – Европы» и транзита через Беларусь и Польшу: возможность манёвра транзитом газа по разным маршрутам давно лежит в основе его европейской стратегии. Она повышает его переговорные позиции с каждым отдельным транзитным партнёром – как и стабильность поставок в Западную Европу вне зависимости от конфликтов и споров в Восточной Европе.

Зато переговорные позиции Польши и Беларуси оказываются значительно слабее. Варшава и так получала от транзита сущие крохи по сравнению с Минском. Зато для белорусской стороны плата за транзит газа составляла сотни миллионов долларов в год, что многие называют одной из форм скрытого и масштабного субсидирования Москвой экономики страны-союзницы.

Однако в последние годы в России всё больше сомневаются в том, что прежние механизмы поддержки Минска имеют смысл. Огромные вливания в белорусскую экономику имели очень ограниченный эффект на её развитие. Неповоротливый и забюрократизированный государственный капитализм, перегруженный популистскими социальными обязательствами, впитал десятки миллиардов долларов субсидий. Но без российской финансовой «иглы» он оказывается нерентабельным, способным обеспечить гражданам всё более сомнительный на фоне соседей уровень жизни. А попытки «захода» российских компаний в Беларусь, несмотря на Союзное государство, блокировались официальным Минском.

Старые схемы неизбежно уходят в прошлое, и дело здесь отнюдь не только в позиции топ-менеджмента «Газпрома» или каких-то сил в Москве. Эпоха российской «нефтегазовой иглы», начатая во времена Брежнева, постепенно и неизбежно уходит в прошлое. Европейский рынок газа диверсифицируется, цены падают, растёт потребление энергии из альтернативных источников. Кормиться с газа в средне- и тем более долгосрочной перспективе будет объективно всё сложнее не только транзитным странам, но и собственно российским бюджетам.

И России, и Беларуси, если они хотят устоять и процветать в будущем, нужно не спорить о газе, нефти и калийных солях, а предметно думать о новых проектах, в том числе совместных в рамках Союзного государства. И особенно – о заблаговременной перестройке экономик для соответствия современным условиям конкуренции и конъюнктуры на рынках. Выжить на экспорте природных ресурсов и продуктов их первичной переработки в XXI веке будет невозможно.

Создание условий для предпринимательской инициативы, стартапов, инновационных технологий, роботизации производств, интеграции предприятий и производственных цепочек, ориентация на создание востребованных на рынках высокотехнологичных продуктов с высокой добавленной стоимостью – вот что должно стать приоритетной повесткой в обеих странах.

И механизмы Союзного государства и ЕАЭС могут стать в этом весьма полезны для всех сторон.

Фото из открытых источников

*Позиция редакции может не совпадать с мнением автора.


При использовании материалов np-aaii.ru указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.

 

Читайте также


Поделиться:
Газпром Союзное государство Беларусь Россия

Контакты

ВКонтакте

Facebook

Instagram