Ольга Шевченко

кандидат психологических наук, председатель правления Агентства интеграционных инициатив

Высшее образование в цифровую эпоху: надо ли оно?

 

В канун 1 сентября тема знаний и образования незримо витает в воздухе. И мы на планерке очередного номера «Вестника приграничья» не смогли удержаться от соблазна затеять маленькую виртуальную дискуссию о месте современного высшего образования в цифровом обществе. К разговору мы пригласили наших друзей – преподавателей из белорусских вузов, выпускников, студентов и, конечно, экспертов АгнИ.

«Нейросети заменят ряд профессий», «Ведущие вузы России объявляют о дополнительном наборе студентов», «Пустуют бюджетные места в технических вузах». Заголовки статей определили и повестку обсуждения: что дает высшее образование человеку в цифровую эпоху, приобретения и потери дистанционного обучения, учитель vs коуч: за кем будущее?

Делюсь наиболее примечательными выдержками нашего обмена мнениями (полную версию читайте на сайте АгнИ по ссылке).

 

Максим Королёв, стажёр Studium Europy Wschodniej Варшавского университета:

Развитие технологий в последние пять лет значительно изменило общество. Соответственно изменились потребности и запросы работодателей, интересы и мотивация молодого поколения. Образование продолжает готовить специалистов вчерашнего дня: в 2020 году в вузы поступили студенты, которых учим по программам 2015 года, но получат диплом они не ранее 2024 года. Насколько востребован в таких условиях будет его диплом при трудоустройстве? Уже сейчас в СV больший акцент делается на умения и навыки (так называемый набор скилов), опуская информацию о вузовском образовании в менее значимую часть.

Действительно, сегодня работодателю явно важнее опыт, навыки, портфолио соискателя, чем его диплом. Появление коучинга, как отмечает Максим Королёв, является ответом образования как социального института на неудовлетворённую общественную потребность и, возможно, на некоторую архаизацию формы высшего профессионального образования. Появление и распространение коучей сегодня так же закономерно, как появление и распространение репетиторов 20 лет назад. Тогда обнажился жёсткий разрыв между школой и вузом: для поступления в университет стало недостаточно школьной программы. Точно так же сегодня есть разрыв между вузовской программой и реальными запросами рынка труда.

Проблема очевидна: мир меняется не просто быстро, но стремительно, новые навыки, постоянное самообразование – неизбежность. И в этой цепи профессиональных перерождений ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ призвано давать человеку незаменимые навыки. На этом сходятся все участники дискуссии.

 

Высшее образование – это способность самообучаться на основе полученного базиса компетенций. Высшее образование – это гарант движения по жизни в ногу со здравым смыслом. Цифровая эпоха меняет повседневность быстрее, чем появляется информация о характере этих изменений. Образованным людям проще действовать в условиях неопределенности, основываясь на базовых компетенциях, полученных в вузовской среде (Антон Кузавко, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики Смоленского государственного университета).

 

Высшее образование позволяет готовить эффективных менеджеров, по крайней мере, дает возможность развить в себе лидерские качества. У некоторых людей они являются врожденными чертами характера, но высшее образование делает такого лидера компетентным (Светлана Лихачева, кандидат социологических наук, заведующая кафедрой политологии и социологии Могилевского государственного университета им. А.А. Кулешова).

 

Высшее образование – это дисциплина ума и системный взгляд на мир, особенно в цифровую эпоху, когда стремителен рост многообразия динамики и комбинаторики технологий и процессов в экономике и обществе (Борис Паньшин, доктор технических наук, профессор Белорусского государственного университета).

 

Высшее образование даёт старт возможностям для самосовершенствования. Оно гарантирует умение правильно действовать в любых ситуациях, при этом совершая наименьшие потери (Никита Демьяненок, выпускник Могилевского филиала «БИП  – Университет права и социально-информационных технологий»).

 

Высшее образование формирует критическое мышление и умение работать с информационными потоками (Максим Королёв, стажёр Studium Europy Wschodniej Варшавского университета).

Другими словами, ВЫСШЕЕ образование должно учить ВЫСШИМ навыкам и компетенциям, тем компетенциям, которые пока не в полной мере доступны нейросетям, а являются уникальным достоянием человека.

Эта же мысль просматривается при оценке дистанционного образования.

К неоспоримым достоинствам дистанта участники виртуальной дискуссии отнесли: возможность продолжения обучения в условиях разного рода ограничений (эпидемия, болезни, инвалидность и т.д.), наличие гибкого учебно-образовательного графика и индивидуальных траекторий образования.

Ксения Козырева, студентка факультета истории и права Смоленского государственного университета:

Для меня дистанционное образование стало открытием. Пары онлайн занимали не так много времени, как очные: никуда не нужно ехать, а многие преподаватели давали задание с дедлайном в неделю, то есть пары не было вовсе. Мне очень нравится эта возможность планирования своего дня, где нет загруженности с 8:30 до 15:10. У меня получалось совмещать учёбу, подработку, заниматься научной деятельностью, помогать активу факультета.

 

Но когда речь идет о формировании ВЫСШИХ навыков, дистант также не может конкурировать с таинством личного общения учителя и ученика.

Нина Максимчук, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Смоленского государственного университета:

– Основные потери связаны с отсутствием при дистанционном обучении живого контакта между участниками процесса и на уровне преподаватель – студент (учитель – ученик), и на уровне студенческой аудитории как коллективного субъекта познания и среды, важной для социализации молодого человека.

Без такого контакта практически полностью исключается возможность обратной связи «здесь и сейчас» при изучении конкретного материала, возможность ощущения аудитории, которые служат ориентирами для создания дополнительной мотивации, для выбора форм деятельности, поддержания определённой эмоциональной атмосферы, которая в значительной степени влияет на основную цель обучения – превращение информации в знание – и на формирование которой большое влияние оказывает личность самого учителя, и т.д.

В условиях дистанта роль преподавателя в значительной степени ограничивается ролью транслятора информации и контролёра её усвоения. Понятно, что эти функции без особого ущерба могут быть переданы машине (что частично уже происходит), а психология и (частично) педагогика могут оказаться лишними, что в неотдалённой перспективе может привести к исчезновению профессии учителя в её многовековом понимании.

Этого ли мы хотим?

Вопрос остается открытым…

 


При использовании материалов np-aaii.ru указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.

 

 

Читайте также


Поделиться:
высшее образование дистанционное обучение дистант цифровизация коуч коучинг учитель преподаватель

Контакты

ВКонтакте

Facebook

Instagram