Алексей Костенков

независимый эксперт

Осенняя интеграция: о чём договариваются Минск и Москва в сентябре 2021 года?

 

Анонс подписания трёх десятков союзных программ, три года бывших камнем преткновения в отношениях Москвы и Минска, вызвал бурную реакцию в информационном пространстве, политических кулуарах и экспертном сообществе. По сложившейся традиции, некоторые – кто со страхом, кто с радостью – увидели в этом реанимацию проекта то ли поглощения Беларуси Российской Федерацией, то ли создания единого конфедеративного государства по чертежам 1999 года. Бензина в костёр подлили приближающиеся российские парламентские выборы, перед которыми, по мнению ряда авторов, популярным шагом было бы громкое «воссоединение».

Реальность оказалась умереннее и рациональнее.

Во-первых, вскоре выяснилось, что на первой встрече Лукашенко и Путина 9 сентября ничего подписываться не будет, а подписание 28 согласованных союзных программ произойдёт позже – на заседании Высшего госсовета Союзного государства.

Во-вторых, продолжается согласование и анализ союзных программ сторонами, и согласуемые союзные программы уже выглядят гораздо умереннее, чем предложенные изначально. Идеи об общих наднациональных органах управления, единой валюте и прочих радикальных мерах интеграции двух стран в некое подобие конфедерации, по крайней мере, отложены в дальний ящик.

Насколько можно судить, существовавшие в 2018 году в Москве концепции ускоренной глубокой интеграции как решения ряда стратегических проблем и вывода внешнеполитическим успехом рейтингов органов власти из пике, вызванного пенсионной реформой, уже не актуальны.

Как показывают большинство социологических исследований, российские граждане (по сравнению с 2014 годом) резко охладели к внешней политике и риторике имперского реванша – их гораздо больше заботят прагматические соображения социального благополучия и экономической ситуации. Кроме того, достигнутая весной-летом 2021 года стабилизация отношений Москвы с «коллективным Западом» вряд ли будет ставиться под удар настолько радикальными шагами.

Изменился за прошедшие годы и характер подхода Москвы к происходящему в пространстве бывшего СССР в пользу большего прагматизма и готовности работать с широким спектром политических сил. Провоцировать новую волну протестов в Беларуси хотя бы призрачной угрозой утраты суверенитета тоже вряд ли кому-то может прийти в голову.

С другой стороны, события 2020 года, последовавший разрыв с «коллективным Западом» и жёсткие санкции США и ЕС против официального Минска лишают последний былого пространства для маневра. Отсутствие возможности заимствования западных средств для поддержания оказавшейся в тяжелейших условиях экономики вынуждает Минск к более гибкой позиции по отношению к Москве.

Ряд экспертов даже указывают на то, что теперь уже Минск заинтересован в интеграции больше, чем Москва, переставшая видеть в радикальном «интеграционном прорыве» полезный для себя инструмент и скептически оценивающая целесообразность полной оплаты за свой счёт экономических и политических проблем Минска.

В то же время объективно непростая ситуация для экономик обеих стран способствует скорейшему достижению полезного для сторон компромисса. И даже склонная куда более аккуратно считать средства Москва категорически не готова допустить дефолт и тем более коллапс экономики ближайшего союзника, лишённого выхода на многие важнейшие прежде рынки.

Вопрос заключается в том, как учесть интересы обеих сторон и попытаться дать новый импульс развитию их экономик за счёт рационального подхода к интеграции в тех сферах и вопросах, где это действительно нужно и целесообразно.

Часть достигнутых и обсуждаемых соглашений стали более понятны после состоявшейся 9 сентября встречи президентов Путина и Лукашенко.

Достигнуто соглашение о выделении Москвой новой финансовой поддержки Минску, с сентября до конца 2022 года она составит порядка 630 миллионов долларов США из согласованного прошлой осенью транша в размере 1,5 млрд долларов. Это не так много, как многими предполагалось, но всё же существенно. Дополнительная кредитная поддержка продолжает обсуждаться сторонами.

Санкции ЕС убрали один из важных конфликтных вопросов между Минском и Москвой – вопрос о том, через какие порты будут экспортироваться белорусские нефтепродукты и калийные удобрения, особенно важные для наполнения бюджета республики. Если раньше Минск предпочитал отказываться от предложений Москвы перенаправить их на российские порты на Балтике, даже на условиях больших скидок, то теперь экспорт через страны ЕС стал для Минска закрыт.

Ещё одним заметным компромиссом сторон можно назвать размещение около Гродно – близ пресловутого «Сувалкского коридора» – главной площадки совместного учебно-боевого центра ВВС и ПВО. Туда уже 28 августа прибыл первый эшелон с российской военной техникой, в том числе мощные зенитно-ракетные комплексы С-400. Следом на авиабазу в Барановичах Брестской области прибыли самолеты Су-30СМ ВКС России, где вместе с белорусскими ВВС заступили на совместное боевое дежурство.

Попутно на учения «Запад-2021», широко и ярко освещаемые в СМИ и соцсетях, прибыли до пяти российских батальонно-тактических групп, что дополнительно порадовало российских патриотов и вызвало куда менее позитивные эмоции в Киеве, Варшаве и Вильнюсе. Появились предположения, что под вывеской совместного учебно-боевого центра ВВС и ПВО Россия развёртывает в Беларуси две полноценные военные базы с современным авиационным и ракетным вооружением. Однако, по мнению ряда экспертов, эти опасения НАТО и украинцев избыточны, и реально достигнутые Москвой и Минском соглашения действительно ограничиваются именно совместным учебно-боевым центром.

К тому же вскоре стало известно, что в ближайшие годы Москва планирует поставить Минску современные вооружения на сумму около миллиарда долларов США, в том числе С-400 и 12 Су-30СМ. В свете этого центр подготовки для освоения белорусскими войсками продвинутых, но пока не состоящих у них на вооружении систем ПВО С-400 и лучшего освоения увеличивающегося числа самолётов Су-30СМ выглядят вполне рациональным предприятием. Тем более что по сей день основу ПВО Беларуси составляют изрядно устаревшие уже С-300, а истребительной авиации – не менее винтажные МиГ-29.

В рамках военного союза двух стран системы С-400 и самолёты Су-30СМ в руках вооружённых сил Беларуси значительно усилят потенциальную устойчивость оборонительных порядков российских войск на сувалкском направлении и подкрепят удручающий НАТО калининградский «A2/AD bubble», сферу ограничения и воспрещения доступа и манёвра в воздушном, наземном и морском пространстве. В то же время такой формат не вызовет настолько резкого роста и не нужной заинтересованным сторонам напряжённости, как развёртывание в Беларуси полноценных военных баз российских ВС.

Также Москва и Минск до 1 декабря 2023 года собираются подписать документ по созданию объединенного рынка газа в рамках Союзного государства. На 2022 год цена на газ для Беларуси остаётся на уровне 2021 года, 128,5 долларов США за тысячу кубометров, тогда как для стран ЕС она достигала 700 долларов за тысячу кубометров, а сейчас продолжает расти.

Активно обсуждается гармонизация систем мониторинга и учёта в налоговой сфере двух стран, чтобы «знать, кто какие налоги уплачивает»; а также давно вызывающая озабоченность Москвы тема таможенной сферы и отслеживания движения грузов внутри Союзного государства. В числе планов – также общий рынок нефти и электроэнергии, особенно актуальный для Беларуси после ввода в строй АЭС и отказа стран ЕС закупать вырабатываемую на ней электроэнергию.

Граждане России и Беларуси благодаря интеграции двух стран должны будут получить равные права и возможности в экономической и социальной сферах в рамках Союзного государства. По словам Путина, в рамках выполнения союзных программ будут выработаны единые подходы к законодательству в области трудовых отношений, охраны труда, занятости населения, социального страхования и пенсионного обеспечения, поддержки семей с детьми.

Важной же для частной жизни и кошелька многих граждан двух стран, путешествующих между ними, станет давно ожидаемая и назревшая отмена роуминга для сотовой связи.

Впрочем, можно предположить, что даже после подписания пакета союзных программ споры о них отнюдь не прекратятся – поскольку формулировки таковых обычно оставляют достаточно широкий диапазон для интерпретаций сторонами, особенно в случае неизбежных конфликтов их интересов.

В целом сентябрьский раунд переговоров и мероприятий прошёл непросто, но успешно для сторон. Радикальных решений, чреватых большими рисками, не произошло, в том числе потому, что в сложившихся условиях они могут быть полезны в основном некоторым популистам. Минск получил новый транш, Москва – положительные новости в преддверии выборов. Обе столицы пошли на компромиссы, в сложившихся условиях в целом удобные и выгодные и тем, и другим. Впереди же, как показывает практика, ещё много непростых переговоров.

Фото из открытых источников

*Позиция редакции может не совпадать с мнением автора.

 


При использовании материалов np-aaii.ru указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.

 

Читайте также


Поделиться:

Контакты

ВКонтакте

Facebook

Instagram